Вхутемас–Вхутеин

Москва. 1920–1930

Вхутемас (Высшие художественно-технические мастерские) был организован в Москве в результате слияния ГСХМ I и II и располагался в ранее занимаемых ими зданиях – на Рождественке, 11 (ныне МАрхИ) и Мясницкой, 21 (ныне Российская академия живописи, ваяния и зодчества). Работать Вхутемас начал осенью 1920 (Декрет Совнаркома о его образовании был опубликован лишь 25 декабря). В 1927 Вхутемас переименовали во Вхутеин – Высший художественно-технический институт, который был расформирован в 1930.

Cоздание Вхутемаса относится ко второму этапу послереволюционной реформы художественного образования, когда повсеместно проводилось объединение учебных заведений. Основных причин реформы было несколько. Во-первых, к этому времени выявилось недовольство студентов отсутствием чётких программ и единых принципов обучения в Свободных мастерских. Во-вторых, в кругах самих педагогов-авангардистов в противовес идее абсолютной творческой свободы индивида всё больше укреплялись идеи объективности законов формообразования. В основу новой художественной педагогики были положены методы аналитического исследования художественной формы, рождённые в творческом эксперименте авангардистов. Третьей причиной перестройки Свободных мастерских стала необходимость создания художественных кадров для промышленности. Согласно постановлению Совнаркома, Вхутемас был «специальным высшим технически-промышленным учебным заведением, имеющим целью подготовить художников-мастеров высшей квалификации для промышленности, а также инструкторов и руководителей для профессионально-технического образования».

Л.М.Лисицкий. Обложка книги «Архитектура. Вхутемас. 1920–1927» (М., 1927)
Студенты Основного отделения Вхутемаса – 1 курс Мастерской по рисунку Л.А.Бруни (стоит в центре)
Выставка учебных работ по «Цветовой дисциплине» на Основном отделении Вхутемаса. 1926
Выставка макетов работ на тему «Выявление и выражение веса» по дисциплине «Пространство» в аудитории Основного отделения. 1927–1928. Музей МАрхИ
Педагоги и студенты живописного факультета в аудитории Вхутемаса. Вторая половина 1920-х. В центре – В.А.Фаворский. Музей МАрхИ
Ф.Ш.Тагиров. Обложка альбома «Вхутеин» (М., 1929)
0 / 0

Уполномоченным Отдела Изо НКП по Московским ГСХМ был назначен Е.В.Равдель, и ему предстояло создать учебное заведение, отвечающее новым задачам. На совещании ответственных работников Отдела Изо НКП Равдель выступил с «Проектом положения о Московских высших государственных художественных мастерских», который был одобрен.

Московский Вхутемас реализовал концепцию новой художественной педагогики, аккумулирующей формальные достижения новейших течений в искусстве. Разумеется, организация и деятельность Вхутемаса не сводились лишь к проблематике авангарда. Учебное заведение было связано с художественными процессами в русской культуре 1920-х в целом, но дух авангарда, задачи авангардного движения определили характер Вхутемаса в самом главном.

Уже на первых порах Вхутемас собрал крупнейших представителей авангардных течений 1910-х. Индивидуальные мастерские в разные годы на живописном факультете возглавляли В.Д.Баранов-Россине, А.А.Веснин, А.Д.Древин, В.В.Кандинский, И.В.Клюн, П.П.Кончаловский, П.В.Кузнецов, А.В.Лентулов, И.И.Машков, Н.А.Певзнер, Л.С.Попова, А.М.Родченко, Н.А.Удальцова, Р.Р.Фальк, А.В.Шевченко, А.А.Экстер; на скульптурном – А.С.Голубкина, Б.Д.Королёв, А.М.Лавинский, И.М.Чайков; на архитектурном заявили о себе как о новаторах И.А.Голосов, Н.В.Докучаев, В.Ф.Кринский, Н.А.Ладовский, К.С.Мельников; на производственных факультетах преподавали В.Е.Татлин, Л.М.Лисицкий, В.Ф.Степанова. Часть педагогов входила в рабочую группу Лефа. Многие левые преподаватели работали в Инхуке.

Вхутемас был педагогической лабораторией по проверке теоретических положений художественного авангарда. С ним сотрудничали и известные мастера живописи, скульптуры и архитектуры, преподававшие ранее в МУЖВЗ и СЦХПУ, не разделявшие радикальных установок авангарда, такие как И.В.Жолтовский, А.В.Щусев, И.В.Рыльский, А.Е.Архипов, В.Н.Яковлев, Д.Н.Кардовский, С.М.Волнухин, И.Н.Павлов и другие. Состав преподавателей значительно менялся с годами, в том числе пополняясь выпускниками Вхутемаса.

На всех факультетах важное место занимали дисциплины теории и истории искусства, которые преподавали, как правило, крупные искусствоведы и художники-теоретики, среди них – В.Я.Адарюков, А.И.Анисимов, А.В.Бакушинский, А.Г.Габричевский, А.И.Ларионов, А.А.Сидоров, П.А.Флоренский, А.М.Эфрос. Помимо педагогов-художников и крупнейших деятелей в определённых областях производства, во Вхутемасе–Вхутеине работали многие специалисты по истории технологий и ремёсел, а также в области естественных наук.

Специфика Вхутемаса заключалась в его нетрадиционной структуре, объединявшей факультеты творческой направленности (живописный, скульптурный, архитектурный), производственные (полиграфический, металлообрабатывающий, деревообделочный, текстильный, керамический) и общий для всех специальностей пропедевтический курс – Основное отделение, сформировавшееся окончательно к 1923 из подготовительных отделений разных факультетов. Такая структура и единые педагогические установки, которые пытались разработать и утвердить во Вхутемасе, должны были по идее организаторов обеспечить создание общей пластической основы для всех видов пространственных искусств и формирования предметно-пространственной среды человека.

В первые годы приходящая во Вхутемас неподготовленная молодёжь поступала на испытательно-подготовительное отделение (ИПО). Вместо него в январе 1923 НКП распорядился организовать художественный рабфак. Здесь в разные годы работали художники А.В.Бабичев, К.К.Зефиров, К.Н.Истомин, В.Е.Лямин, Н.Х.Максимов, Е.О.Машкевич, С.М.Романович, В.Л.Храковский и другие. Достижением художественной педагогики Вхутемаса стало создание универсальной системы пропедевтических дисциплин, получившей высокую оценку ещё в 1920-е и дальнейшее развитие в архитектурной и дизайнерской педагогике в разных странах.

Наряду с формально-аналитической методикой преподавания, во Вхутемасе складывались художественно-педагогические направления отдельных групп и мастеров. На «производственных» факультетах новые тенденции были связаны с идеями производственного искусства, они побеждали традиции прикладничества, украшательской орнаментальности и стилизации, характерные для Строгановского училища, которому наследовал Вхутемас. Из авангардного движения во Вхутемасе выросли значительные творческие течения, такие как рационализм и конструктивизм в архитектуре и в художественном конструировании.

На факультетах изобразительного искусства (живописном и скульптурном) непосредственное влияние на молодёжь оказывали крупные мастера, чьё творчество складывалось в контакте с художественным авангардом. Своеобразной реакцией на авангард была теория композиции В.А.Фаворского, влияние которой распространялось на несколько факультетов.

История Вхутемаса–Вхутеина отличается чрезвычайным динамизмом. За десять лет существования вуза произошёл ряд организационных перестроек (слияние и новое разделение факультетов), менялись учебные программы и идейно-художественные установки. Вначале срок обучения был определён в четыре года, с 1927 продлён до пяти лет.

Ректорами Вхутемаса–Вхутеина были Равдель (1920–1922), Фаворский (1923–1926), П.И.Новицкий (1926–1930). С их именами связаны различные по идейной ориентации периоды деятельности Вхутемаса. Все бурные принципиальные конфликты, многие кадровые изменения так или иначе (иногда впрямую, чаще косвенно) были связаны с проблемой концепции учебного заведения. Главные бои разворачивались из-за установок на станковое или производственное искусство. Первенство тех или иных тенденций на определённое время вело и к изменению общего направления.

Период Равделя характеризуется ориентацией на подготовку кадров для промышленности, завершился он переходом ряда левых мастеров конструктивистской ориентации (Родченко, Лавинский, В.П.Киселёв) с Основного отделения на производственные факультеты. Во-вторых, преподавание формально-аналитических дисциплин требовало подготовки учащихся, и с этим связано появление общего для всех факультетов Основного отделения. Изменения структуры Вхутемаса и установка на производственное искусство в обучении встретили протест со стороны студентов и ряда педагогов-станковистов. Попытки руководства НКП разрешить конфликт, продолжавшийся с осени 1921 до конца 1922, привели к первой реорганизации и смене руководства.

С ректорством Фаворского связан наиболее полноценный и гармоничный период в истории Вхутемаса. В эти годы попытки упорядочить и выстроить в систему программы и работу всех факультетов приводят к тому, что творческие и производственные специализации существуют на паритетных началах. Это пошло на пользу и производственным факультетам, поскольку занятия по стабильным учебным планам, включавшим технологические, художественные и теоретические дисциплины (как историко-художественные, так и естественно-научные) вскоре принесли свои плоды. Практическим подтверждением успешности выбранной педагогической линии, помимо первых выпусков специалистов-профессионалов, стало участие Вхутемаса в Международной выставке декоративных искусств и художественной промышленности в Париже (1925), где Вхутемас удостоился наград за новый аналитический метод, программы и учебно-экспериментальные работы студентов. Получив такое международное признание, Вхутемас попадает в число первоклассных учебных заведений, как и знаменитый Баухауз.

Период Новицкого, читавшего межфакультетский курс «Социология искусства», связан с изменениями, происходившими в стране. Увлечение техническими достижениями и вульгарная социология, которая вмешивалась во все сферы жизни, в том числе и в искусство, привели к тому, что концепция формально-­пластического единства всех видов искусства была отброшена. Резкие ограничения коснулись деятельности Основного отделения – вместо прежних двух лет теперь на нём надо было учиться всего лишь полгода. Заметно ослабевают и межфакультетские связи. Несмотря на успехи отдельных факультетов – участие в Международной выставке современной архитектуры, Всесоюзной полиграфической выставке (обе – 1927), – деятельность Вхутеина была признана неэффективной.

Основное отделение

Деканами отделения ещё до его объединения на живописном факультете были Баранов-Россине (1920–1921) и Древин (конец 1921 – начало 1922); на скульптурном – Лавинский; общими для всех факультетов – Родченко (1922–1923), Истомин (1923–1926), В.С.Тоот (1926–1928), В.С.Балихин (1928–1929).

Основное отделение создавалось усилиями коллектива художников-живописцев, скульпторов и архитекторов. Руководителями мастерских на основном отделении живописного факультета в 1920–1923 были Баранов-Россине, А.Веснин, Древин, Клюн, Осмёркин, Попова, Родченко, Удальцова, Г.В.Фёдоров и Экстер. Они написали программы отдельных мастерских. Каждая мастерская должна была решать специфическую формальную проблему. Так, Баранов-Россине вёл «Дисциплину одновременных форм и цвета», Клюн – «Плоскостное, цветовое и пространственное решение», Родченко – «Графическую конструкцию на плоскости», Попова и Веснин – дисциплину «Цвет» и так далее.

На основном отделении скульптурного факультета в 1921–1922 учебном году работали С.Ф.Булаковский, Королёв, Лавинский и Равдель. Трое последних представили свои программы. Их усилиями была разработана дисциплина «Объём», основанная на принципе анализа отвлечённых форм – на опыте кубизма в живописи и скульптуре. Ладовский в рамках Объединённых мастерских архитектурного факультета (Обмас) на основе психоаналитического метода разработал свой вариант пропедевтики – дисциплину «Пространство», которое рассматривал как материал искусства и средство художественной выразительности.

К концу 1921 – началу 1922 основное отделение живописного факультета практически выделилось в самостоятельную организационную единицу, перестав подчиняться живописному факультету. К педагогам отделения (Веснин, Киселёв, Попова, Родченко) примкнули их единомышленники – представители архитектурного и скульптурного факультетов (Докучаев, Ладовский, Лавинский).

В марте 1922 была выдвинута программа преподавания четырёх дисциплин – пространственной, объёмной, графической и цветовой – в противовес традиционному обучению живописи, рисунку и скульптуре. Обучение было организовано по принципу освоения пространства различными видами искусства: каждую «дисциплину» – графическая конструкция, объёмная конструкция, пространственная конструкция – преподавали как вариации 1) на плоскости, 2) в объёме и 3) в реальном пространстве. В дальнейшем были сформированы три концентра: живописно-цветовой, объёмно-пространственный и графический, впоследствии преобразованные в плоскостно-цветовой, объёмный и пространственный.

Летом 1922 была утверждена программа, рассчитанная на учащихся всех факультетов Вхутемаса. Программа-минимум каждого цикла стала обязательной для всех студентов, на втором году обучения преподавали программу-максимум, приспособленную к задачам специальных факультетов.

С 1923 формально-аналитическая пропедевтика – «дисциплины Вхутемаса», – разработанная сначала порознь как пропедевтика архитектуры и пропедевтика беспредметной живописи, а затем получившая вектор пропедевтики производственного искусства, была расширена в области живописи и скульптуры до преподавания основ изобразительного искусства в его реалистических формах.

С 1926–1927 учебного года курс Основного отделения сокращается до одного года, а в 1929 (за полгода до расформирования Вхутеина) – до полугода. После закрытия отделения во втором полугодии 1929 его предметы были переданы на специальные факультеты.

В разное время на Основном отделении и на других факультетах на живописно-цветовом концентре преподавали живопись и цветовую дисциплину Баранов-Россине, Веснин, Древин, А.И.Иванов, Истомин, Г.Г.Клуцис, Клюн, Осмёркин, ­Попова, Тоот, Удальцова, Фёдоров, Храковский, Экстер; на графическом – рисунок и графическую дисциплину вели Л.А.Бруни, С.В.Герасимов, Киселёв, П.И.Львов, П.В.Митурич, П.Я.Павлинов, М.С.Родионов, Родченко, Фаворский, Д.А.Щербиновский; на объёмно-пространственном дисциплину «объём» – Р.Р.Иодко, Королёв, Лавинский, В.И.Мухина, Н.И.Нисс-Гольдман, Чайков, Н.П.Ясиновский, а «пространство» – Балихин, С.В.Глаголев, Докучаев, М.П.Коржев, Кринский, Ладовский, И.В.Ламцов, С.А.Мочалов, В.А.Петров, А.М.Рухлядев, Ю.К.Спасский, М.А.Туркус и другие.

Архитектурный факультет

Деканами факультета в разное время были представители разных направлений: сторонник «академического» большинства Э.И.Норверт (1920–1922), сподвижник левых мастеров Рухлядев (1922–1923), Рыльский (1923–1930), сумевший снять остроту противоречий между разными группировками.

Уже осенью 1920 на архитектурном факультете образовались мастерские, которые возглавили архитекторы-новаторы Ладовский, Докучаев, Кринский (Обмас), Голосов и Мельников (Мастерская экспериментальной архитектуры или «Новая академия»). Традиционалистское большинство (Щусев, Рыльский, Норверт, В.Д.Кокорин, Л.А.Веснин) возглавлял Жолтовский. Между этими направлениями на факультете шла борьба за принципы педагогической методики.

В 1922 при содействии ректора Равделя на факультете были оформлены два отделения – академическое и новейших изысканий (на базе Обмаса). Традиционалисты профессиональное обучение строили на изучении архитектурной классики, уверенные в том, что образцы прошлого дают достаточные навыки и умения будущим архитекторам. Ладовский основным материалом архитектуры считал пространство, поэтому на занятиях он не показывал хрестоматийные постройки, а давал только устные задания, развивая творческое начало в каждом ученике. Голосов основой архитектурной формы полагал объём – массу. Он придавал большое значение изучению истории эволюции архитектурной формы в классической архитектуре, в своём творчестве Голосов руководствовался собственными теоретическими принципами и боролся за придание своей мастерской статуса самостоятельного отделения.

К середине 1920-х противоречия между традиционалистами и новаторами на архфаке сгладились. Из Вхутемаса ушёл Жолтовский (его мастерскую возглавил Щусев), появилась мастерская А.Веснина, вокруг которого сложилась группа единомышленников. Главные дискуссии велись теперь между рационалистами (во главе с Ладовским) и конструктивистами (во главе с А.Весниным). В 1926 в виде эксперимента на факультете ввели два новаторских курса архитектурной композиции – Докучаева (рационализм) и М.Я.Гинзбурга (конструктивизм).

В 1926 факультет был разделён на три мастерские: жилищной архитектуры; архитектуры общественных, промышленных и фабрично-заводских зданий; планировки и декоративно-пространственной архитектуры. На каждой из них студент должен был сделать минимум один проект за год обучения. Руководителями мастерских были А.Веснин, Щусев, Кокорин, Рыльский, Л.Веснин, Ладовский, Докучаев. В 1929 свою мастерскую получил выпускник архфака И.И.Леонидов.

В разные годы на факультете преподавали Балихин, А.К.Буров, А. и Л.Веснины, Голосов, Докучаев, Жолтовский, Кринский, Ладовский, Ламцов, Н.К.Лахтин, Леонидов, Лисицкий, А.Ф.Лолейт, Мельников, Норверт, Рухлядев, Рыльский, С.Е.Чернышёв, Щусев и другие.

Всего за период существования архитектурный факультет выпустил 411 студентов.

Живописный факультет

Деканы: Г.В.Фёдоров (1920–1921), Ф.Ф.Федоровский (1921–1922), Шевченко (1922–1925), Р.Р.Фальк (1925–1927), Герасимов (1927–1929), Бела Уитц (1929–1930).

На живописном факультете главные проблемы вуза (борьба за объективные методы преподавания, за создание шедевров или искусства для массового адресата и другие) превращались в борьбу за или против станкового искусства. Объективность методики с 1922–1923 обеспечивала связь факультета с Основным отделением. Курс «Теории композиции», читавшийся Фаворским одновременно для всех отделений факультета, играл важную объединяющую роль. Студенты-живописцы готовились к общению с массовым зрителем через театральное оформление, монументальное искусство, агитационно-оформительскую работу. Последняя специализация более ярко реализовывалась на последнем этапе эволюции вуза – во Вхутеине, руководимом Новицким, и воплотилась в деятельности группы «Октябрь». Факультет состоял из трёх отделений.

Станковое отделение

На первом этапе мастерские педагогов-живописцев были продолжением индивидуальных свободных мастерских I и II ГСХМ. На базе методик Основного отделения в сентябре 1922 факультет был реорганизован – система индивидуальных мастерских была заменена курсовой системой, при которой руководитель, возглавлявший мастерскую, преподавал отдельные элементы общей программы. Шёл процесс вымывания и наиболее левых, и традиционалистов. Отделение в целом двигалось в русле эволюции «бубновалетцев», переходивших ко всё более реалистической достоверности форм, при этом как основной сохранялся принцип цветописи. На отделении в разные годы преподавали А.Е.Архипов, Баранов-Россине, Герасимов, Древин, Кандинский, Кардовский, Кончаловский, Кузнецов, Машков, Осмёркин, Фальк, Шевченко, Д.П.Штеренберг, во многих мастерских помимо живописи руководители сами вели и рисунок.

Театрально-декорационное отделение

Заведующими отделением были: Кузнецов (1921–1924), Куприн (1924–1925), Ф.Ф.Кондратов (1925), Шевченко (1925–1926), И.М.Рабинович (1926–1930). На первых порах отделение в большей степени продолжало традицию театральной декорации Строгановского училища, позднее главным направлением стало оформление праздничных шествий и агитационных акций. К 1927 отделение было переименовано в «декоративное».

В разные годы здесь преподавали: А.Веснин, Кондратов, Кончаловский, Куприн, Кузнецов, Лентулов, Рабинович, Уитц, Фёдоров, Федоровский, И.С.Федотов, Шевченко и другие.

Монументальное отделение

Заведующими отделением были Машков (1920–1924), Н.М.Чернышов (1924–1930). Здесь шёл несколько противоречивый процесс слияния приёмов древнерусской стенописи, энтузиастом изучения и внедрения которой был Чернышов, с необходимостью освоения новых форм изобразительности, новых приёмов и материалов. Важную роль в воспитании монументалистов играли ежегодные поездки по старым русским городам, изучение древнерусской живописи и курс реставрации. Студенты работали на реальных объектах во время практики и при выполнении курсовых и дипломных работ. Известными примерами являются коллективная дипломная работа по росписи казарм им. Ф.Э.Дзержинского в Москве (1929), роспись клуба «Пролетарий» (1930).

Наиболее влиятельными педагогами-художниками на монументальном отделении в разное время были Кузнецов, Машков, Чернышов. Курс «Основные принципы архитектуры» вёл Докучаев, Лисицкий в 1921 читал курс «Архитектура и монументальная живопись», Фаворский и Бруни преподавали рисунок.

Факультет выпустил наибольшее по сравнению с другими количество студентов – 545 человек.

Скульптурный факультет.

Деканы: Королёв (1920–1923), Чайков (1923–1929), М.Г.Белашов (1930). В 1926 скульптурный факультет объединили с керамическим, но уже через год их снова разделили.

Активную роль на скульптурном факультете играли педагоги-новаторы. Главным идеологом и методистом факультета был Королёв. Скульптуру на рабфаке преподавал Бабичев. До 1923 скульптурные классы вёл Лавинский, пока не перешёл на деревообделочный факультет (как активный сторонник производственного искусства). Королёв выступал за приложение формальных принципов к фигуративным формам, его программы легли в основу деятельности факультета. После его ухода из Вхутемаса эти идеи во многом продолжил Чайков. В конце 1920-х возрастает интерес студентов к связям скульптуры и архитектуры, что совпадало с установками ректора Новицкого на отход от станкового искусства.

Небольшой по числу студентов факультет не делился на отделения, все дисциплины были общими для всех учащихся. Художники-скульпторы получали квалификацию для выполнения монументальной, декоративной, станковой и портретной скульптуры. Основным и наиболее престижным направлением была монументальная скульптура. В окончательно сложившемся учебном плане преподавали четыре основные темы: «Принцип круглой скульптуры», «Особенности построения рельефа», «Принцип пластического портрета», «Принцип монументальной скульптуры».

В разные годы здесь преподавали Бабичев, Белашов, Булаковский, Волнухин, Голубкина, И.С.Ефимов, А.Ф.Жолткевич, С.Т.Конёнков, Королёв, Лавинский, Мухина, Равдель, А.И.Тенета, Чайков, Н.П.Ясиновский и другие, теорию композиции – Фаворский, рисунок – Павлинов, Родионов, формальные принципы архитектуры в приложении к задачам пластики – Докучаев.

Всего было выпущено 75 художников-скульпторов.

Полиграфический факультет.

Деканы: В.Н.Масютин (1920), В.Д.Фалилеев (1921), Павлинов (1921–1925), Н.А.Шевердяев (1925–1929), Н.Ф.Лапин (1929–1930).

Факультет с самых первых шагов мыслился как «производственный» – «печатный». Уже в 1921 был принят заказ на выполнение подарочного альбома для делегатов III конгресса Коминтерна. В дальнейшем в учебном плане факультета производственная практика занимала наибольшее по сравнению с другими факультетами время и проходила в собственной типографии Вхутемаса–Вхутеина.

В процессе эволюции совершался переход от простого применения графических печатных техник для создания книг, плакатов и другой продукции к художественному конструированию книги как единого организма. Важнейшую роль в этом процессе сыграло преподавание Фаворским «Теории композиции» и «Теории книги» как основы этой деятельности, включавшей наряду с исследованием чисто формальных моментов анализ изобразительности и необходимость серьёзного обучения рисунку. Важное влияние на творческие поиски студентов оказал курс «Анализ перспективы», который читал Флоренский.

В отличие от многих других факультетов, полиграффак в целом на всём протяжении своей деятельности сохранял целевую направленность и стабильность педагогических основ, что не избавляло его от горячих дискуссий внутри педагогического коллектива. Споры против гегемонии гравюрных техник велись с двух фронтов: со стороны машинного производства, требующего большего доверия техническим, фотомеханическим процессам, и со стороны художников, стремившихся к свободным техникам (рисунок, акварель). Хотя в эти годы в полиграфическом искусстве ярким и влиятельным течением был конструктивизм, на полиграфическом факультете он не получил серьёзного развития. Проводником конструктивистских идей на факультете был Н.Н.Купреянов.

Большой в масштабах Вхутемаса факультет с самых первых шагов делился на отделения. Так, книгопечатным отделением (и, соответственно, типографией) заведовал Н.И.Пискарёв, ксилографским – Фаворский, фотомеханическим – П.Е.Ефимов, отделение металлической гравюры возглавлял И.И.Нивинский, литографское – Фалилеев, с 1925 – Купреянов. После реорганизации в 1926 осталось три отделения: книгопечатно-ксилографское (высокой печати), офорта и фотомеханики и литографское. Все специальности были ориентированы на производство печатной продукции, и в первую очередь книги.

В разное время на отделении книги преподавали К.С.Вахрамеев, А.И.Горюнов, П.Е.Ефимов, Купреянов (лаборатория шрифта), Н.Ф.Лапин, А.И.Ларионов, Пискарёв, Фаворский и другие. Печатные техники вели: ксилографию – Павлинов, И.Н.Павлов, Фаворский; литографию – В.П.Белов, В.А.Ватагин, Г.Т.Горощенко, И.В.Игорянинов, К.М.Костюков, Купреянов, Д.С.Моор, Фалилеев, М.А.Филиппов; офорт, металлогравюру и фотомеханические процессы – Н.А.Гусев, П.Ефимов, С.З.Константинов, П.С.Ксидис, Ю.К.Лауберт, М.Я.Леонтьев, А.В.Манганари, Масютин, Нивинский, И.К.Смирнов, Н.П.Тихонов, Шевердяев; рисунок преподавали Бруни, Герасимов, Горощенко, Кардовский, Купреянов, Львов, Митурич, Нивинский, Павлинов, Фаворский, Фалилеев.

Факультет выпустил 183 студента с дипломом технолога-полиграфиста и художника-полиграфиста с разделением на конструктора полиграфических форм и организатора художественных форм.

Металлообрабатывающий факультет (1920–1926)

В 1920–1922 факультет назывался металлургическим. Деканами были Ф.Я.Мишуков (1920–1921), С.З.Константинов (1922), Родченко (1923–1926).

Металлообрабатывающий факультет возник в результате объединения нескольких мастерских Строгановского училища, сохранившихся в составе I ГСХМ, в которых осуществлялись различные процессы обработки металлов: монтировка, чеканка, литьё, скань. На первом этапе, совпавшем с внедрением Нэпа, деятельность факультета продолжалась как традиционное обучение ремёслам и создание практических изделий. Но уже в «Декларации факультета обработки металлов» (1921) была определена дизайнерская по сути форма деятельности будущих выпускников – создание «первообраза формы» для тиражирования её в машинном производстве, акцент делался на «художественной культуре», носителем и проводником которой является «художник-металлист».

В 1923 комиссия НКП по проверке деятельности Вхутемаса констатировала отсутствие учебных планов и программ, а также «единого подхода к разрешению задач, поставленных производственным факультетам». НКП потребовал «теснейшей связи Основного отделения со специальными факультетами». Эти требования совпадали с инициативой группы педагогов Основного отделения по созданию во Вхутемасе дизайнерского образования на основе идей конструктивизма. Следствием этого стал переход Родченко на металло­обрабатывающий факультет, который в связи с прекращением в 1923 деятельности Инхука стал своеобразным координирующим центром теории и методологии производственного искусства в целом. На 1922–1924 Родченко разработал учебный план метфака, включавший программу общего цикла профессиональных знаний и навыков (пропорции технических форм, комбинаторика и другое) и предполагавший два отделения – конструктивное и художественной обработки металла. Однако из-за малочисленности студентов от разделения на две специализации пришлось отказаться.

Технические предметы на факультете преподавались под руководством инженера С.Г.Малишевского. Дисциплины обработки металлов вели С.З.Константинов (гравюра на стали), В.Д.Соколов, С.А.Федотов.

Деревообделочный факультет (1920–1926)

Деканы: Г.Н.Рычков (1920–1922), Киселёв (1922–1924), Б.Э.Томсон (1923–1924), В.А.Петров (1924–1925), Я.Ю.Милославский (1926).

Формирование деревообделочного факультета из мастерских I ГСХМ близко к тому процессу, что происходил на метфаке.

Продолжая линию развития мастерских I ГСХМ, факультет занимался конструированием мебели и декоративной обработкой дерева, что стало главным направлением на дерфаке. Новые принципы преподавания на факультете стали внедряться с 1922 в связи с переходом на факультет педагогов Основного отделения Киселёва и Лавинского. Они принесли на факультет и идеи конструктивизма. Причем, если Киселёв спокойно вошёл в работу факультета, то вокруг Лавинского возникли конфликты. Его упрекали в недостаточном знании производственных вопросов. Новое оживление началось на факультете с приходом уже на объединенный дерметфак в 1926 Лисицкого и в 1927 – Татлина. Лисицкий тонко сочетал в своих программах и заданиях практическую и художественную функции формы. Татлин разработал курс «Культура материала», который воспитывал чувство образной выразительности самого материала в противовес абстрактному геометризму конструктивистов.

В разное время на факультете преподавали: И.Варенцов, Киселёв, Н.Куржунов, Лавинский, Петров и другие.

Факультет обработки дерева и металла (1926–1930)

В 1926 деревообделочный и металлообрабатывающий факультеты были объединены в дерметфак (1926–1930).

Деканы: Родченко (1926), Я.Ю.Милославский (1926–1929), К.Э.Родер (1929–1930).

Каждое отделение имело по две кафедры: обработки дерева (заведующий Родер), проектирование мебели и художественного оформления помещений (Лисицкий); обработки металла (С.Малишевский), художественного проектирования металлического оборудования и арматуры (Родченко).

На факультете работали: Константинов, Лахтин, Лисицкий, Родченко, Родер, Рычков, Татлин, С.Е.Чернышёв и другие.

Выдающиеся мастера авангарда Родченко, Лисицкий, Татлин формировали в своих учениках творческое дизайнерское сознание, адекватное реалиям ХХ века, в противостоянии, с одной стороны, критике со стороны художников – в «нехудожественности» и, с другой стороны, критике узких технических специалистов – в увлечении «художественностью». Учебные работы двух факультетов были высоко оценены на Международной выставке декоративных искусств в Париже в 1925.

За годы работы с 1927 по 1930 факультет выпустил 50 инженеров-художников по обработке дерева и металла.

Текстильный факультет

Деканы: С.В.Молчанов (1920–1928), П.П.Викторов (1928–1930).

Так же, как и другие производственные факультеты, текстильный вырос из мастерских I ГСХМ. Повторяя специализацию Строгановских мастерских, на первых порах факультет имел три отделения: ткацкое, набивное и вышивальное; в 1923–1926 – набивное и ткацкое, в 1926 к ним добавилось трикотажное. Сохранялась и старая материальная база – ручные и механические ткацкие станки. Преподавали главным образом практики-текстильщики, стремившиеся вывести текстильное производство на новый уровень, оснастить учащихся теоретическими и историческими знаниями. Эволюция факультета шла чётко по линии изживания ручного ремесленного труда и перехода к обучению студентов технологиям машинного производства. Появились новые технологии, например аэрография. Широко применялась практика на фабричном оборудовании. Целью факультета была подготовка художников-технологов, в равной степени владеющих и художественно-творческим началом, и производственной реализацией замыслов.

Степанова внедряла на факультете функционалистский подход – идею связи текстильного рисунка с формой и назначением костюма. Понимание важности художественного обновления текстильной промышленности разделял и последний декан факультета, Викторов, технолог-химик по профессии.

В конце 1920-х, в пору усиления агитационных тенденций в искусстве, студенты Вхутеина азартно выполняли тематические, агитационные рисунки для бытового текстиля. Хорошая подготовка в области композиции, цвета и знание технологических условий реализации давали интересные результаты в этой новой области творчества.

Преподаватели: И.В.Аверинцев, Викторов, О.П.Грюн, Л.В.Маяковская, С.В.Мол­чанов, Н.В.Полуэктова, Н.Н.Соболев, М.С.Тихомиров. По приглашению Куприна, возглавившего кафедру композиции, в разных редакциях курс композиции читали: Истомин, Степанова, Фаворский и Штеренберг; Н.П.Ламанова вела предмет «Применение тканей к костюму». Рисунок преподавал Герасимов.

Общее число выпускников – 111 инженеров-технологов по текстилю.

Керамический факультет.

Деканы: А.В.Филиппов (1920–1923), А.П.Казанцев (1923–1926), Чайков (1926–1927), С.Г.Туманов (1929–1930).

Керамический факультет был создан по инициативе профессора I ГСХМ Филиппова, который мыслил факультет как «техническую школу по керамике», направленную на массовое производство бытовых вещей, хотя сам имел богатый опыт архитектурно-декоративной ­керамики. Усилиями Филиппова шла работа по совмещению художественных и утилитарных задач: предметы (преимущественно посуда) должны были создаваться с использованием рационального принципа формообразования и внимания к потребительским качествам вещи. Этот подход был близок идеям производственного искусства. Уже в 1921 факультет получил первый заказ – роспись посуды для III конгресса Коминтерна на Дулёвском фарфоровом заводе, где студенты проходили производственную практику.

Факультет был образован на весьма скудной базе керамических мастерских, существовавших в I ГСХМ. По первому учебному плану 1920 предполагалось два отделения: керамическое и стекольное. Но было открыто только керамическое. В 1926 была предпринята попытка объединить керамический факультет со cкульптурным в развитие идеи формального анализа по принципу работы с объёмом. На короткий срок это было осуществлено. На этой почве возникли конфликты Казанцева с Чайковым, пытавшегося провести в жизнь эту идею. Уже в 1927 керамический факультет снова обрёл самостоятельность в связи с усилением во Вхутемасе тенденции подготовки кадров непосредственно для промышленности. На факультете было три кафедры – проектирования, технологии и художественной композиции.

В привнесении художественных основ в воспитание на керамическом факультете дизайнеров для фарфоровой промышленности много сделал Татлин. Здесь он также читал курс «Культура материала». Татлин увлекал студентов идеями «органической» формы, рассчитанной на чувственное восприятие.

В разное время на керамическом факультете преподавали Н.П.Гаттенберг, М.В.Егоров, И.С.Ефимов, Казан­цев, Кузнецов, Куприн, Мухина, Нисс-Гольдман, Татлин, Туманов, Филиппов, Чайков, Штеренберг и другие.

Было выпущено 23 художника-технолога по керамике.

Всего Вхутемас–Вхутеин окончили 1398 человек, лидирующие позиции по количеству студентов занимали архитектурный, живописный и полиграфический факультеты. С 1927 существовала аспирантура, задачей которой была подготовка преподавателей и исследователей истории и теории искусства.

После расформирования в 1930 Вхутеина факультеты были присоединены к соответствующим специализированным вузам. Архитектурный факультет соединён с архитектурным отделением МВТУ, образовав АСИ–МАИ (позже – МАрхИ), и остался в здании на Рождественке. Живописный и скульптурный факультеты были переведены в Ленинград – в Институт пролетарских изобразительных искусств (ИНПИИ). Полиграфический факультет объединили с полиграффаком ленинградского Вхутеина, образовав художественное отделение Московского полиграфического института, занявшего здание Вхутеина на Мясницкой улице. Текстильный факультет вместе с музеем составил художественное отделение вновь созданного Текстильного института в Москве. Другие факультеты практически исчезли. Технологи с керамического факультета заканчивали образование в Государственном экспериментальном институте силикатов, художники рассеялись по разным институтам и фабрикам. Специальность деревообработки вошла в Л

Литература:
  • Вхутемас // Леф. 1923. №2; Брик, Родченко и др. Развал Вхутемаса // Леф. 1923. №4;
  • Я.Тугендхольд. По выставкам: Живопись во Вхутемасе // Известия ВЦИК. 1923. 11 февраля;
  • Я.Тугендхольд. Выставка Вхутемаса // Известия ВЦИК. 1924. 27 июня;
  • Я.Тугендхольд. Выставка производственных факультетов Вхутемаса // Известия ВЦИК. 1923. 30 декабря;
  • Сергей Сенькин, Густав Клуцис. Факты. Мастерская революции // Леф. 1924. №1 (5);
  • Б.Арватов. О реорганизации художественных факультетов Вхутемаса // Жизнь искусства. 1926. №29;
  • Архитектура. Работы архитектурного факультета Вхутемаса. 1920–1927. М., 1927;
  • Д.А. [Аркин] Вхутемас и германский Баухауз // Известия ВЦИК. 1927. 5 февраля;
  • А.В.Луначарский. Выставка Вхутеина // Известия ВЦИК. 1928. 28 мая;
  • Вхутеин. М., 1929;
  • П.Новицкий. Разгром высшей школы // Бригада художников. 1931. №1;
  • В.Фаворский. Забыть игру в инженера // Бригада художников. 1932. №4–5;
  • А.Абрамова. Наследие Вхутемаса // Декоративное искусство СССР. 1964. №4;
  • А.Гончаров. Вхутемас // Творчество. 1967. №4;
  • Л.Марц. Пропедевтический курс Вхутемаса–Вхутеина (Основное отделение) // Техническая эстетика. 1968. №2, №4, №12. 1969. №4;
  • Н.Л.Адаскина. Вхутемас. Его роль в формировании основных принципов художественной педагогики 1920-х годов // ГТГ. Вопросы русского и советского искусства. Материалы итоговой научной конференции. Январь 1972. Вып.11. М., 1973;
  • Н.Адаскина. Вхутемас и его роль в русском авангарде // Великая утопия;
  • С.О.Хан-Магомедов. Высшие государственные художественно-технические мастерские. 1920–1930. В 2 кн. М., 2000.;

Архивы:
  • РГАЛИ. Ф.681;
  • ЦГА РФ. Ф.298. Ф.1565;
  • РАХ. Ф.789.;

Автор статьи: Н.Л.Адаскина