ЛЕОНИДОВ Иван Ильич

Архитектор, автор всемирно известных проектов Института библиотековедения им. В.И.Ленина, конкурсных проектов социалистического расселения при Магнитогорском химико-металлургическом комбинате и Дома Наркомтяжпрома на Красной площади в Москве

Родился в семье малоземельного крестьянина. «Детство до 13 лет провёл в селе Бабино и в роще Власьиха, где отец служил лесным сторожем. С 1915 по 1916 работал подручным клепальщика на судостроительной верфи».

Строки из автобиографии Леонидова чётко определяют ранние смысловые и временные этапы становления мастера. Детское целостное восприятие мира со временем развилось в профессиональное мировоззрение. Изначальным ядром этого мировоззрения послужила многообразная, ежесекундно изменяющаяся и взаимодействующая на самых разных уровнях гармоничная жизнь леса. Зародившись в детском восприятии мира, эта особая, неведомая горожанину гармония природы проявилась как источник, основа и психологическая установка для всего последующего творчества мастера.

И.И.Леонидов. Конкурсный проект Дворца культуры Пролетарского района Москвы. 1929–1930. Бумага, картон, белила, аппликация. 33×25. ГНИМА
И.И.Леонидов. Лестница в парке санатория в Кисловодске. 1937
И.И.Леонидов. Лестница в парке санатория в Кисловодске. 1937
И.И.Леонидов. Конкурсный проект Дома Центросоюзав Москве. 1928. Макет
И.И.Леонидов. Дипломный проект Института В.И.Ленина. 1927. Макет
И.И.Леонидов. Эскиз к проекту комплекса зданий ООН. 1947–1948. Проект. [Репродукция: С.О.Хан-Магомедов. Иван Леонидов. М., 2009. С.278]
И.И.Леонидов. Город Солнца. 1940-е – 1950-е. Проект. Перспектива здания в форме шатра. Калька, карандаш, акварель, белила, бронзовый порошок. 32,3×10,8. ГНИМА
0 / 0

Другой подобной установкой стало многообразие творческой, познавательной и мыслительной деятельности – активное освоение и осмысление окружающего мира и активное созидание пространственных и материальных основ гармоничной жизни человека. Большую роль в этом сыграл отец, который владел множеством традиционных крестьянских ремёсел, был новатором в ведении сельского хозяйства и лесопользования, уважаемым мудрым членом крестьянского сообщества, к нему можно было в любое время обратиться за советом и помощью.

Будущий архитектор приобщился к художественной деятельности ещё в детстве благодаря деревенскому иконописцу, который по старинной традиции бродячих ремесленников и офеней перемещался из деревни в деревню, выполняя заказы для крестьян, купцов, дворян и сельских храмов. Этот человек прожил в деревне несколько месяцев. Иван Леонидов работал у него помощником и овладел техникой левкаса, которую часто использовал впоследствии в экспозиции своих проектов. Именно этот человек порекомендовал ему учиться на живописца.

Первое знакомство с «большой» архитектурой произошло в 1915, когда Леонидов из голодной, обессиленной войной деревни приехал в Петроград на заработки и устроился на завод. В своей юношеской записной книжке общую картину императорской столицы он характеризует ёмким определением: «Торчки на просторе».

Леонидов окончил четыре класса церковноприходской школы и всю свою жизнь продолжал учиться. Изначальное чутьё к природе инициировало интерес к художественным и научным первоисточникам: древнерусской иконе и архитектуре, литературе, к научным и философским изданиям, к новейшим достижениям техники, определяющим будущее развитие цивилизации. После его смерти осталась небольшая, но первоклассная библиотека редких изданий, в которой труды Эрнста Геккеля по морфологии природы соседствовали с сочинениями П.А.Флоренского, Н.А.Морозова, Н.Ф.Фёдорова, с «Досками судьбы» В.В.Хлебникова. В его рабочем арсенале – кисти иконописца, штихели гравёра, стамески резчика по дереву и новейший немецкий фотоаппарат. Уже в первом из своих всемирно известных проектов – дипломном проекте Института библиотековедения имени В.И.Ленина (1927–1928) – главной вертикальной осью стала мачта – антенна для всемирного «дальновидения».

С 1921 – студент Вхутемаса сначала на отделении живописи, затем архитектурного факультета в мастерской А.А.Веснина, который понимал конструктивизм как конструирование архитектуры для новой свободной, справедливой и гармоничной жизни.

Уже в студенческие годы Леонидов наравне с признанными мастерами активно участвовал в архитектурных конкурсах – конкурсные проекты улучшенной крестьянской избы, жилых домов для рабочих и служащих Гостекстильтреста в Иваново-Вознесенске (1925; третья премия), Государственного белорусского университета в Минске и типового рабочего клуба на 500 и на 1000 человек (1926; рекомендованы к приобретению), кинофабрики в Москве на Воробьёвых горах (1927).

Дипломный проект Института библиотековедения им. Ленина в Москве на Воробьёвых горах (Институт Ленина), защищённый им в 1928, был опубликован в журнале «СА» и стал своеобразным манифестом для многих молодых архитекторов. Тремя чётко выраженными координатами проект фиксировал над Москвой на Воробьёвых горах новый мировой центр знания. У центра координат на единственной конической решётчатой опоре, укреплённый вантовыми растяжками, был установлен стеклянный шар – читальный зал-аудитория на 4000 мест. Здесь предусматривалась индивидуальная работа читателей с автоматической подачей книг на каждое рабочее место, разделение амфитеатра на секторы для лекций и семинаров, использование всего амфитеатра для массовых мероприятий – научных съездов, конференций, симпозиумов, просветительских лекций, концертов.

Основные работы раннего периода творчества – проект клуба нового социального типа (варианты А и Б), конкурсные проекты Дома правительства в Алма-Ате и Дома Центросоюза в Москве (1928), Дома промышленности в Москве, памятника Колумбу в Санто-Доминго (1929), социалистического расселения при Магнитогорском химико-металлургическом комбинате и Дворца культуры на месте бывшего Симонова монастыря в Москве (1930; 1-й и 2-й тур), проект планировки и застройки площади Серпуховской заставы в Москве и проект планировки и застройки г.Игарки (1931).

В своих ранних работах Леонидов фиксировал три основные оси координат и расчерчивал систему сеток в последовательно уменьшающемся масштабе. Оси и сетка определяли пространственное развёртывание, построение самого проекта и его последующее перспективное развитие после реализации. Сетка служила своего рода матрицей, в каждой клетке которой развивалась и пространственно организовывалась жизнь, материализуясь в виде квартиры, дома, рабочего места, творческой студии, эстрады, спортивной площадки.

Его девизом была всенародная творческая реализация и развитие любого сооружения. Леонидов изначально закладывал в архитектурные решения возможность для каждого жителя дома, каждого посетителя клуба, каждой группы людей, объединённой общим созидательным интересом, по-своему, творчески участвовать в проекте – развивать, детализировать, художественно оформлять пространство, избранное ими для семейной и общественной жизни.

Один из учредителей ОСА и член редколлегии журнала «СА». Кроме своих проектов и кратких аннотаций к ним, Леонидов публиковал тезисы, чётко определяющие его видение архитектуры, способной формировать общество будущего. Позднее участвовал в основании СА СССР.

В начале 1930-х государственная идеологическая установка изменилась. Началась откровенная травля архитектора, Леонидов был ошельмован и отстранён от преподавания. Не помогли заступничество А.В.Щусева и ОСА, которое вскоре было расформировано.

Директивный переход к новому «социалистическому» стилю под лозунгом «освоения наследия» заставил архитекторов сменить ориентиры, многие конструктивисты перешли в промышленную архитектуру.

В отличие от этого большинства, Леонидов понимал традицию на уровне глубинного общечеловеческого смысла, а не просто стилевого решения. Истинное новаторство – это развитие, новое видение и представление традиции, общечеловеческих ценностей в новую эпоху, на новом витке истории и технического прогресса. В проекте Дома Наркомтяжпрома на Красной площади (1934) уникальные, казалось бы, новаторские формы восходят к структурам, которые представляли мировидение человека с глубокой древности.

Дальнейшие работы Леонидова – планировка и застройка посёлков, парков, бульваров, набережных и улиц и проекты интерьеров клубов общественных и пионерских организаций. Некоторые из последних были осуществлены в натуре. Были реализованы и сохранились до нашего времени парковая лестница-амфитеатр и интерьеры санатория им. Ф.Э.Дзержинского в Кисловодске (1937). В это же время началась разработка уникальных самонатягивающихся и свободно перераспределяющих нагрузки вантово-стержневых конструкций. Эти разработки продолжил его сын и помощник А.И.Леонидов.

Особое место в планировочных работах Леонидова занимает грандиозный проект планировки и застройки Южного берега Крыма, в том числе проект «Большого Артека» (1938–1939).

В 1941 Иван Леонидов ушёл на фронт. В тяжёлых позиционных боях под Воронежем в залитых водой и засыпанных снегом окопах в маленьком блокноте он делает заметки и первые эскизы для проекта «Города Солнца», над которым работал до конца жизни (1943–1959).

После войны, демобилизованный по тяжёлой контузии, Леонидов был по существу отлучён от реальной работы. Возможности реализации ограничились главным образом планами благоустройства, образцами малых архитектурных форм, мебели, осветительной арматуры (1947–1948).

Несмотря на это, ему удалось сделать некоторые проекты, которые можно считать программными, в первую очередь «Остров цветов» на Трухановом острове в Киеве (1946). Это был в полном смысле Парк Культуры – Парк Знания и Творчества. В нём были спроектированы аллеи, «тропины», площадки, беседки, павильоны, посвящённые занятиям искусствами, науками, физической культурой, беседам и диспутам. Каждый уголок парка, каждая аллея имели своё индивидуальное смысловое построение, каждый павильон наглядно представлял своё особенное предназначение.

В поздний период Леонидов был вынужден заниматься оформительской работой, но и здесь можно привести пример неординарного оформления советского павильона на Всемирной выставке в Брюсселе, который был частично реализован (1957–1958).

Намного опережая время, Леонидов постоянно откликался на его вызовы. Главным направлением его профессиональной деятельности были конкурсные и инициативные проекты. Из основных можно назвать проект набережной в Сталинграде (1947), проект Форума искусств на фундаментах Дворца Советов (1953), конкурсные проекты типового кинотеатра (1957), Дворца Советов (1957), монумента «Спутнику» (1958), панельного дома (1957), Дворца пионеров и Всемирной выставки в Москве (1958).

Творческая инициатива и оригинальные идеи не воспринимались чиновниками. На некоторые конкурсы Леонидова просто не допускали. Как и запрещённые в то время писатели, он работал «в стол».

В 1946 приступил к проекту резиденции ООН («Острова ООН»). Леонидов был убеждён, что резиденция ООН должна находиться не в американском Нью-Йорке, а на нейтральной территории – на острове в океане, который мировое сообщество может выкупить у Индии. По замыслу архитектора к центру острова сходились аллеи искусств и наук и аллеи народов. Каждая страна могла представить в своей аллее свою историю и культуру. В центре острова аллеи сходились к трём форумам: Форуму искусств и наук, Форуму народов и Форуму мира. После страшной Второй мировой войны на Форуме мира правительства всех стран должны были дать клятву исключить войну из жизни человечества. В память об этой клятве над мачтами Форума мира оставался огромный золотой шар – аэростат. Другой такой золотой шар должен быть отпущен в небо и летать по воле воздушных течений над всей планетой как напоминание о принесённой клятве.

Многие принципы пространственной организации и целый ряд архитектурных тем и форм, разработанных Леонидовым для проекта «Город Солнца», вошли в «Остров ООН». Начатое во Вхутемасе в мастерской Веснина конструирование будущей свободной, справедливой, осмысленной и наполненной творчеством жизни продолжалось до последнего дня.

Архитектурный кумир 1920–1950-х Ле Корбюзье, приезжая в Москву, непременно знакомился с работами Леонидова и нередко заимствовал его профессиональные приёмы. По свидетельству современников, Корбюзье говорил об абсолютном чувстве пропорции у Леонидова и считал его единственным в мире своим конкурентом.

После издания в 1988 в Лондоне книги с наиболее полным собранием проектов Леонидова она утвердилась на почётных полках в большинстве сколь-нибудь крупных архитектурных фирм мира. Целый ряд модных современных архитекторов причисляет себя к ученикам Леонидова, выросшим как профессионалы на его работах. Сегодня, в период постмодернизма, его проекты используются главным образом на уровне заимствования отдельных форм.

Настоящее понимание и развитие фундаментального наследия Леонидова, на уровне смысла, мировой культурной традиции и логики организации пространства, закономерностей становления и развёртывания архитектурной формы всё еще остаётся предметом довольно далёкой перспективы.

Литература:
  • П.А.Александров, С.О.Хан-Магомедов. Архитектор Иван Леонидов. М., 1971;
  • А.Gozak, А.Leonidov. Ivan Leonidov: The Complete Works. Ed. by C.Cooke. London, 1988 (переиздано в сокращённом виде: Иван Леонидов. Сост. А.П.Гозак. М., 2002);
  • Иван Леонидов. НачалоXX – началоXXI века. К столетию мастера. Материалы. Воспоминания. Исследования. Под общ. ред. проф. Н.Л.Павлова. М., 2002 (приведены основные публикации И.И.Леонидова и наиболее полная библиография);
  • С.О.Хан-Магомедов. Иван Леонидов. М., 2010.;

Автор статьи: