Фонд деятелей русской культуры, или Фонд рукописей ГРМ, в котором хранятся документы, датированные XVIII–XXI веками, фактически начал складываться со времени основания Русского музея императора Александра III. Первые документальные материалы, поступившие в 1897–1898, были внесены в каталог Художественного отдела, в библиотеке которого предположительно и хранились с самого начала её формирования. С 2008, после многократных структурных изменений и переименований, рукописный фонд (ОР ГРМ) является частью Отдела рукописей научного и ведомственного архива.

Коллекция по истории русского авангарда представляет собой обширный комплекс материалов, включающих личные фонды деятелей авангарда, собрания документов художественных объединений, а также отдельные документы, оказавшиеся в ряде фондов.

Одним из наиболее значительных по содержанию и объёму собраний архивных материалов по истории авангарда является личный фонд основателя и теоретика аналитического искусства П.Н.Филонова. Ценнейшим и, пожалуй, стержневым документом фонда представляется дневник самого Филонова (1930–1939), раскрывающий сложную, неординарную личность мастера, дающий возможность восстановить день за днём события его жизни и творчества: руководство созданным им коллективом Мастеров аналитического искусства (МАИ), в том числе совместную работу по организации выставок и изданию «Калевалы»; завершение истории несостоявшейся персональной выставки художника в Русском музее, и между строк – воспоминания о весьма важной для Филонова и его учеников акции – выставке коллектива МАИ и постановке «Ревизора» Н.В.Гоголя в ленинградском Доме печати (1927). При этом довольно аскетично представленный здесь событийный фон более подробно очерчен в дневнике жены Филонова Е.А.Серебряковой. Дополнением к многоаспектным темам дневника Филонова являются хранящиеся в фонде тексты (машинопись и фотокопии) выступлений художника об аналитическом искусстве, материалы для устава и программы коллектива МАИ, записи учеников на занятиях группы, письма Филонова ученикам; статьи и воспоминания о художнике и его учениках; каталоги и списки произведений Филонова, составленные его сестрой Е.Н.Глебовой, и многое другое. Непосредственное отношение к содержанию филоновского собрания документов имеют и материалы фонда В.В.Стерлигова и Т.Н. и Л.Н.Глебовых в части, связанной с именем его ученицы Т.Н.Глебовой, – заметки об идеологии Филонова и протокол первого общественного просмотра несостоявшейся выставки в Русском музее (30 декабря 1929), а также хранящийся в фонде «Текущих поступлений» ОР ГРМ протокол второго общественного просмотра выставки (26 декабря 1930).

Рукописный фонд братьев Зданевичей – поэта, писателя, издателя, теоретика и пропагандиста движения авангарда Ильи Михайловича, и участника выставок авангардного искусства художника Кирилла Михайловича – в соответствии с названием представляет собой два массива документов. Рукописные материалы первого связаны с деятельностью И.Зданевича. Это фрагменты монографии Эли Эганбюри (псевдоним И.Зданевича) «Наталия Гончарова. Михаил Ларионов»; манифест «Почему мы раскрашиваемся», составленный совместно с М.Ф.Ларионовым; выступления Зданевича, декларировавшие размежевание в лагере футуризма, – по поводу доклада Кульбина «Грядущий день и искусство будущего» и против деятельности литературно-художественного объединения «Гилея», куда входили братья Бурлюки, А.Е.Кручёных, В.В.Хлебников, В.В.Маяковский и другие; калейдоскоп докладов, лекций, теоретически обосновывающих идеи футуризма и вскоре сменившего его всёчества; статьи о художниках (Н.С.Гончаровой, Нико Пиросмани, М.В.Ле-Дантю); дополнительные материалы в виде афиш, пригласительных билетов, программ и откликов прессы. Тематически к этим документам примыкает переписка И.Зданевича, значимая именами адресатов и корреспондентов (Гончарова, Ларионов, Ле-Дантю, Н.И.Кульбин, В.М.Ермолаева, М.А.Фаббри, Ф.-Т.Маринетти и другие), а также обмен письмами с родственниками (1912–1914), и особенно интенсивный и информативный – с матерью – В.К.Зданевич. Кроме того, имеется небольшое количество документов, относящихся к более позднему, так называемому «заумному», периоду творчества И.Зданевича, дополняемое отложившимися в фонде публикациями Кручёных и И.Г.Терентьева в газете «Сорок один». Бóльшая часть архивных документов второго блока – подготовительные материалы к книге воспоминаний К.Зданевича, лишь небольшая часть которых была опубликована. Особый интерес представляют очерки о художественных группировках Тифлиса 1920-х – «Голубые роги», «Левизна», «Университет 41°», а также об отдельных представителях грузинской и русской интеллигенции – поэтах, писателях, критиках. Здесь следует отметить главу, посвящённую Пиросмани, участие в открытии работ которого К.Зданевич считал одним из важнейших эпизодов своей биографии и к творчеству которого неоднократно обращался в писательско-искусствоведческой деятельности.

Документы фонда Кульбина дают представление главным образом о теоретической и пропагандистской деятельности фондообразователя – профессионального врача, художника-любителя, теоретика раннего петербургского авангарда, организатора выставок и диспутов нового искусства. Широтой его интересов объясняется наличие в фонде документов, относящихся и к современным течениям в искусстве (кубизм, футуризм), и к музыке, и к литературе, и к театру, что прежде всего нашло отражение в темах выступлений Кульбина в 1909–1913. Это тексты, тезисы, программы и афиши лекций и докладов, в том числе «Язык единого искусства. История единого искусства», «Новые пути в искусстве: слово, музыка, пластика». Этот раздел может быть дополнен текстами его докладов «Новые течения в живописи» и «Гармония и диссонанс и тесные сочетания в искусстве и жизни», прочитанных 28 и 30 декабря 1911 на Всероссийском съезде художников (1911–1912), которые хранятся в фонде «Всероссийский съезд художников» ОР ГРМ. Здесь же следует отметить и обширную пе­реписку Кульбина об организации лекций, вечеров современного искусства, музыкальных концертов, выставок, театральных представлений в городах России, в связи с его деятельностью в качестве одного из учредителей и участников (вместе с Н.Н.Евреиновым, А.Н.Дроздовым и другими) официально так и не оформленного Общества единого искусства (1911). В фонде имеются материалы о кубизме и футуризме: черновые рукописи Кульбина о Пабло Пикассо и «Отношение кубизма к пуризму и остальным новым направлениям»; свиток «Грамоты и декларации русских футуристов» (изд. «Свирельга»), подписанные Кульбиным, Д.Бурлюком, Кручёных, Маяковским, Хлебниковым, А.С.Лурье, Василиском Гнедовым; письма Г.Б.Якулова и А.В.Лентулова Кульбину в связи с приездом Маринетти в 1914 в Россию и его планами возвращения для устройства совместной выставки; отзывы писателя Кара-Дарвиша (А.М.Генджян) и композитора-авангардиста Н.А.Рославца о выступлениях русских футуристов в Тифлисе и Баку (1914); письма композитора, пианиста, музыковеда А.Н.Дроздова, вносящие «футуристические» штрихи в его биографию в бытность директором музыкального училища в Екатеринодаре в 1912. Об интересе Кульбина к театру, о поисках новых современных сценических форм и языка свидетельствуют такие документы, как его записка об антрепризе Ф.Н.Фальковского – театре «по новому типу, соединяющему в себе драму, оперу, оперетту, балет и пантомиму»; письмо Евреинова Кульбину о планах постановки «Кандиды» Бернарда Шоу с занавесом Кульбина, статья критика А.Э.Беленсона «Замечательный театр»; письма художника, актёра и режиссёра Б.А.Фердинандова о намерении молодых актёров организовать передвижной театр (древнерусские бесовские действа, балаганы и комедии «хорошего и здорового примитива»). Литературный авангард представлен именами В.В.Каменского, Кручёных, Гнедова и других (рукописи пьесы Каменского «Лестница», поэмы Кручёных «Сегодня и завтра», стихотворения Гнедова и другое). Дополнением ко всему документальному собранию фонда явились воспоминания о Кульбине его дочери, Н.Н.Кульбиной (Ковенчук), поступившие в 1989.

Небольшой, в основном эпистолярный по составу фонд О.И.Лешковой посвящён художнику и теоретику авангарда Ле-Дантю. Переписка Ле-Дантю 1912–1917 содержит некоторые штрихи к истории художественной жизни Москвы, сведения о диспутах «Ослиного хвоста» и «Мишени», о выставочных планах на 1913, о «Союзе молодёжи», о художниках Ларионове, Фаббри, В.А.Оболенском и других. Там же – известное письмо И.Зданевича о знакомстве с Пиросмани, письмо казанского художника и искусствоведа А.Ф.Мантеля о намерении издать сборник со статьёй и иллюстрациями Ле-Дантю и художников его круга. Кроме того, в фонде хранится список произведений Ле-Дантю, каталог выставки «Союза молодёжи» (1910. Рига), организованной В.И.Матвеем (В.И.Марковым); сборник статей «Ослиный хвост и Мишень» (М., 1913), личный экземпляр Лешковой литографированной книги «Автографы» со стихотворениями К.Д.Бальмонта, С.А.Есенина, В.И.Иванова, Рюрирка Ивнева, Каменского, А.В.Луначарского, А.Б.Мариенгофа, Б.Л.Пастернака, И.С.Рукавишникова, В.Г.Шершеневича и рисунками П.П.Кончаловского, А.А.Моргунова, Н.Б.Розенфельда, С.Я.Светлова, Якулова.

Материалы о В.В.Кандинском – одном из основоположников абстракционизма – рассеяны по различным фондам. В собрании документов «Всероссийского съезда художников» хранится текст доклада Кандинского «О духовном в искусстве» (29 и 31 декабря 1911), включающий основные положения его книги, изданной в Мюнхене в 1911 и ставшей первым теоретическим обоснованием абстракционизма. К истории издания этой книги на русском языке имеет отношение и письмо Кандинского к А.Н.Бенуа (1921, фонд А.Н.Бенуа), бывшему в то время одним из редакторов издательства З.И.Гржебина в Германии. Письма композитора Ф.А.Гартмана Кульбину содержат сведения о выставке «НМХО», организованной Кандинским в 1909, её участниках и некоторых правилах общества, а письма Кандинского ему же – информацию о творческом взаимодействии художников и членов их объединений в 1910–1912 (фонд Кульбина). В ряде документов фонда «Текущих поступлений» собраны материалы о Салонах В.А.Издебского (1909–1911), участником которых был Кандинский: перечень экспонентов первого Салона, каталог второго со статьёй Кандинского «Содержание и форма» и его же переводом фрагмента статьи Арнольда Шёнберга «Параллели в октавах и квинтах»; рассказ (из воспоминаний об отце) дочери В.А.Издебского – Г.В.Издебской-Причард, о втором Салоне и тех больших выставочных площадях, которые предоставлялись на нём художникам, в том числе и Кандинскому, в результате чего в экспозиции Салона «следовала целая серия персональных выставок и даже ретроспектив». Некоторые материалы к биографии и деятельности Кандинского имеются и в фонде «Союза молодёжи» (письмо Матвею на немецком языке (1912) с переводом фрагмента о скором выходе книги Глеза А. и Метценже Ж. «О кубизме»), в фонде В.Н.Петрова (выписки о системе Кандинского из книги И.А.Пуни «Современная живопись». Берлин, 1923), в фонде А.Н.Бенуа (буклеты и газетные публикации о творчестве Кандинского и его статья «Анализ первоэлементов живописи». 1928), в дневниках С.И.Дымшиц-Толстой и К.Н.Редько (соответственно «Фонд текущих поступлений» и фонд Редько), в рукописи неизданной книги Б.А.Смирнова-Русецкого «Идущий» (фонд Смирнова-Русецкого) и других.

Деятельность основателя супрематизма К.С.Малевича представлена в отдельных архивных документах и фондах его учеников, последователей, а также художников, так или иначе вовлечённых в круг его творческих идей. В фонде Кульбина хранится письмо Малевича О.В.Розановой (1914), позволяющее уточнить дату выхода Малевича, Моргунова и В.Е.Татлина из объединения «Союз молодёжи»; в фонде А.Н.Бенуа – письмо Малевича, которое явилось ответом на статью Бенуа (1916) о «Последней футуристической выставке “0,10”» – ставшей, как известно, причиной полемики двух художников. Среди различных печатных материалов фонда Э.Ф.Голлербаха имеются статьи Малевича «О точке», «О линии» (1919), а также «Extra dry (денатурат)» и «Ванька-встанька» (1923); в выписках из уже упоминавшейся книги Пуни «Современная живопись» (фонд В.Н.Петрова), в данном случае – фрагмент [О супрематизме Малевича]. Документы организованного Малевичем объединения «Уновис» («Утвердители нового искусства»), хранящиеся в небольшом одноимённом фонде, свидетельствуют о витебском периоде его деятельности (стенограммы лекции «Опытное рисование» и доклада о живописи и прений по нему с автографами учеников художника – Ермолаевой и Л.А.Юдина, а также печатные материалы группы «Уновис» – декларация Творкома, афиши лекции Малевича «Новое доказательство в искусстве» и первой постановки 17 сентября 1921 в Витебске «Войны и мира» и пролога к «Мистерии-буфф» Маяковского и другие). Дополнением к фонду объединения «Уновис» является рассказ очевидца и участника событий, кинохудожника А.С.Векслера о Витебске 1920-х, об уходе учеников из мастерской М.З.Шагала в школу Малевича (фонд Б.Д.Суриса) и групповые фотографии членов объединения (фонд Л.А.Юдина). Обширный материал о супрематизме, о Малевиче и его педагогической системе, размышления об искусстве, проблеме выбора, поисках и осознании природы собственного творчества представляют фонды и отдельные документы, связанные с именами учеников Малевича – Юдина, К.И.Рождественского, А.А.Лепорской, Ермолаевой, Н.М.Суетина, И.Г.Чашника, Стерлигова. Эволюция этих поисков, отход от беспредметной доктрины в пользу наблюдения природных форм наиболее последовательно воплотилась в большом блоке материалов фонда Юдина – в его дневниках 1921–1938 и тематически близких к ним документах. О поисках своего сюжета, адекватного собственному «жив[описно]-пластическому ощущению» свидетельствуют письма Рождественского Юдину (1934) (фонд Юдина). Сведения о роли Малевича, художника и педагога, в творческой биографии Ермолаевой, её работе с ним в Витебске и петроградском Гинхуке, о создании группы живописно-пластического реализма представлены в фонде рукописей опосредованно – в письме Юдина Малевичу по поводу совместной с Ермолаевой работы над докладом «Образование кубистической формы» (фонд Юдина), а также в текстах выступлений на вечере памяти художницы (1972) и статьях искусствоведов В.Н.Петрова и Е.Ф.Ковтуна (фонды В.Н.Петрова, Б.Д.Суриса и фонд В.В.Стерлигова и Т.Н. и Л.Н.Глебовых). В связи с проблемой выбора симптоматично письмо Суетина Юдину (1927) о том, что он по-прежнему работает над супрематическими построениями и «ключей к природе» не ищет (фонд Юдина). О продолжении в тот период работы с Малевичем свидетельствует и письмо Лепорской Юдину (1932) из того же фонда. В воспоминаниях художницы Т.Н.Беспаловой-Михалёвой (1984), хранящихся в её личном фонде, имеются строки, посвящённые супрематическим работам Малевича, Суетина и Чашника, занимавшим целый зал на выставке «Художники РСФСР за 15 лет» (1932. ГРМ). Основную часть фонда В.В.Стерлигова и Т.Н. и Л.Н.Глебовых составляют документы о творческом пути Стерлигова, развившего идеи русского классического авангарда (Малевич, М.В.Матюшин, Филонов, Татлин) и создавшего собственную пластическую концепцию: теоретические статьи Стерлигова, конспекты занятий и его записи, в том числе «О разделении», «Цвет», «Кривая форма чашно-купольного бытия», «О каноне» и другие (1940-е, 1960–1970-е); фотографии и иллюстрации архитектурных композиций к чашно-купольной теории и связанные с ней математические расчёты; тексты статей Ковтуна о живописи Стерлигова; записи к выступлению Т.Глебовой «О необъяснимом в искусстве» на вечере памяти Стерлигова (1974). Здесь же – письмо Стерлигову по поводу чашно-купольной теории, написанное П.М.Кондратьевым, бывшим в конце 1920-х – начале 1930-х учеником Филонова, затем Малевича, в 1960-е же сблизившимся со стерлиговским кругом. Важным дополнением к материалам фонда рукописей о Малевиче являются документы Ведомственного архива Русского музея, касающиеся прежде всего деятельности художника в экспериментально-исследовательской лаборатории Художественного отдела Русского музея, которую он возглавил в конце 1932. Там же хранится и заявление Суетина от 11 ноября 1935 о принесении им в дар музею посмертной маски и слепка с руки художника.

В собрании документов объединения «Союз молодёжи» представлены материалы по организации общества (прошение о регистрации, устав), его деятельности (каталоги выставок, афиши, пригласительные билеты на выставки и лекции, программы и тезисы докладов и диспутов). В их числе – черновые рукописные материалы Э.К.Спандикова об искусстве, проект устава «Кружка любителей изящных искусств при обществе художников “Союз молодёжи”», документ, свидетельствующий о намерении создать литературную секцию объединения; тетрадь с черновыми записями И.С.Школьника, содержащая, в том числе, и адреса художников; письма Ларионова, Малевича, Матвея, Л.И.Жевержеева, Матюшина, Моргунова, Татлина, Филонова, Школьника и других по организационным вопросам, об издательской деятельности, а также о выставках, что позволяет, в частности, уточнить адреса мест их проведения; коллективное письмо председателю общества Жевержееву по поводу конфликта коллектива «Союза молодёжи» с недавно вошедшим в него в виде секции литературно-художественным объединением «Гилея»; листовка (типографская) в связи с приездом в Россию Маринетти, подписанная Хлебниковым и Б.К.Лившицем; рукопись Розановой «Воскресший Рокамболь» (1913) – рецензия на доклад Б.Н.Курдиновского в Тенишевском училище (3 марта 1913) о покушении А.А.Балашова на картину И.Е.Репина «Иван Грозный». Дополнением к документам фонда могут служить печатные материалы: пригласительные билеты на выставки «Союза молодёжи» (1912–1913) и программы «Первых в мире постановок футуристов театра» в театре «Луна-парк» – «Владимир Маяковский» и «Победа над Солнцем» (фонд М.В.Добужинского).

Архивные материалы о П.А.Мансурове содержат сведения как о русском, так и о зарубежном периодах творчества художника, когда он продолжал использовать и развивать живописно-пластические приёмы, найденные им в 1920-е. В личном фонде Мансурова хранится автобиография художника, а также статьи иностранных авторов о его творчестве (в том числе К.Беллоли «Мансуров, или О функциях линий» и Э.Стенеберга «Собака смотрела печально»), каталоги выставок в Милане (1975) и Париже (1989; вступительная статья Ковтуна). В фонде «Текущих поступлений» имеется справка о Мансурове (1972), в частности о его участии в организации Гинхука, о работе наряду с Малевичем, Н.Н.Пуниным, Матюшиным и Татлиным в Совете института; о руководстве экспериментальным отделом.

Ряд документов связан с именем искусствоведа, теоретика авангарда Пунина, возглавившего в конце 1920-х отделение новейших течений Русского музея и способствовавшего формированию его коллекции. Это прежде всего стенограмма вечера памяти Пунина (1968), куда включена глава его воспоминаний «Квартира №5» (фонд «Текущих поступлений»), анализ искусствоведческих работ Пунина в рукописи книги В.Н.Петрова о нём (фонд Петрова). Небольшой по объёму материал в фонде «Русский музей» посвящён двум выставкам 1928, организованным по инициативе Пунина, – художников-авангардистов 1910–1920-х А.Д.Древина и Н.А.Удальцовой, и участников объединения «Круг художников», многие из которых прошли школу авангарда. Основные документы – это доклады Пунина «Выставка Удальцовой и Древина и пути современного искусства» и «Выставка художников “Круг”», в которых мерилом оценки этих выставок явилась направленность творчества экспонентов по пути живописного реализма. Кроме того, в деле содержатся тексты тезисов выступлений ряда художников – В.В.Купцова, Матюшина, Н.А.Тырсы и других – о выставках и прений по докладам. И в дополнение к этим документам – записка Малевича В.В.Воинову ([1928]) (фонд В.В.Воинова) по поводу одного из положений доклада Пунина о выставке Древина и Удальцовой.

Следует упомянуть фонд НОХа, в котором хранятся письма Кандинского, А.А.Экстер, А.Г.Явленского, Р.В.Воинова, Д.Д.Бурлюка, И.И.Машкова, Кончаловского, Н.К.Калмакова, Э.А.Лассон-Спировой, участвовавших, преимущественно в 1906–1909, в выставках общества. Эти письма содержат, как правило, полные каталожные сведения об экспонируемых произведениях и потому могут быть востребованы исследователями.

Некоторые деятели авангарда представлены в фонде рукописей лишь немногими документами, которые в ряде случаев могут стать дополнительными материалами как к их личным биографиям, так и ко всей «авангардной» части архивной коллекции. Это, в частности, и письма Юдину из его личного фонда: Б.В.Эндера (1927–1928) – о знакомстве с С.М.Эйзенштейном и работе над киноплакатом к фильму «Октябрь», и Н.А.Заболоцкого (1927) – с просьбой сделать обложку для сборника «Столбцы»; и автобиографические заметки Л.А.Бруни (1921) (фонд В.В.Воинова); и черновые записи В.А.Власова «О Татлине и кубизме» (фонд В.А.Власова); и документы об изобретении В.Д.Барановым-Россине оптофонического фортепиано и афиши цвето-зрительных концертов в театрах Москвы (фонд Баранова-Россине). Отметим ещё ряд документов: черновые наброски Редько к воспоминаниям о Маяковском (1955) и фрагменты его же «Краткого автобиографического обзора» (1936) о «мимолётном испробовании» в 1921 супрематизма и конструктивизма, а затем об участии в группе «Метод» («Проекционисты») вместе с С.Б.Никритиным, С.А.Лучишкиным, А.А.Лабасом, А.Г.Тышлером и другими (фонд Редько); небольшие эпистолярные воспоминания искусствоведа В.И.Костина о Никритине (1968) (фонд Б.Д.Суриса); программы дисциплин по изучению цвета для московского Вхутемаса (руководители – Л.С.Попова, А.А.Веснин, И.В.Клюн, А.М.Родченко) (фонд Тырсы); письма дочери художника Родченко П.Е.Корнилову о некоторых фактах биографии отца и судьбе его произведений (фонд П.Е.Корнилова); ряд материалов о Матюшине: справка О.К.Матюшиной о его произведениях в Русском музее (фонд «Текущих поступлений») и известное письмо Филонова Матюшину (фонд Филонова); выступление В.Н.Петрова на вечере памяти В.В.Лебедева (1973), где он цитирует слова художника о кубизме, лежащем в основе его творчества и давшем ему «дисциплину мышления, без которого нет ни мастерства, ни чистоты профессионального языка» (фонд «Текущих поступлений»); его же выступление на выставке Н.И.Альтмана (1969), в том числе описание одного из «наиболее прославленных “футуристических” произведений» художника – оформлении Дворцовой площади к 1-й годовщине Октябрьской революции (фонд В.Н.Петрова). Это и материалы о Матвее: программа посвящённой ему научной конференции (Рига, 1968), перечень работ на выставках в Риге и Санкт-Петербурге в 1910 (фонд В.Д.Бубновой) и его письмо Жевержееву о поездке за границу на деньги, полученные от издания книги «Творческие принципы в пластических искусствах. Фактура»; справка о перипетиях организации общества «Бубновый валет» – от выставки группы художников до объединения (1910–1911, фонд «Текущих поступлений»); стенограмма заседания графической секции ЛОССХа, посвящённого работам ученика Стерлигова – П.И.Басманова (1940): о его собственном образно-пластическом строе и об отголосках супрематизма Малевича, воспринятого Басмановым через творческое общение с его учениками (цикл «Прогулка». 1930-е) (фонд В.Н.Петрова); некрологи Матвею и Кульбину, написанные Спандиковым, и программа доклада Маяковского «Бабушкам Академии» (фонд «Союза молодёжи»); рукопись статьи А.Бенуа «Машков и Кончаловский» (1916, фонд Бенуа); воспоминания Шагала, включающие рассказ об организации художественной школы в Витебске, а также описание его работы над декорациями еврейского театра (1922), дополненное заметкой А.М.Эфроса в журнале «Искусство» №2 за 1928 (фонд Тырсы); материалы о творчестве казанских художников-авангардистов К.К.Чеботарёва и А.Г.Платуновой: рукописи Чеботарёва «Следы» об истории Архумаса в 1918–1926, «Материалы по вопросу “Казань и Маяковский”» (1948–1949) и афиши постановок казанской экспериментальной мастерской современного театра (1925–1926) (фонд П.Е.Корнилова); документы фонда Н.И.Кострова: письмо П.Кондратьева – с размышлениями о живописи, о творчестве Филонова, Стерлигова (1982) – и письмо-воспоминание К.Рождественского о Кондратьеве в связи с известием о кончине художника (1985) и другие. Здесь же можно ещё раз вспомнить печатные материалы, отложившиеся в фонде Э.Ф.Голлербаха, – публикацию заумных стихов Розановой и статью о её выставке, написанную Варст (В.Ф.Степановой) (1919). Многие из вышеперечисленных материалов смогут быть существенно дополнены документами исследователя искусства авангарда Ковтуна, фонд которого находится в завершающей стадии формирования. Это статьи в различных изданиях и монографии, посвящённые Филонову, Малевичу, Кандинскому, Татлину, Кульбину, Ларионову, Гончаровой, И.Зданевичу, Розановой, Ермолаевой, Е.Г.Гуро, Матюшину, Мансурову, Глебовой, Стерлигову, Хлебникову, Д.И.Хармсу и другим. Большой интерес представляют и подготовительные материалы искусствоведа к его публикациям, включающие большой массив фотографий, в том числе оригинальных, а также обширную пе­реписку Ковтуна, в которой содержатся такие, например, документы, как копия прощального письма Мансурова Рождественскому, пересланное последним Ковтуну (1982), или письмо (1988) дочери художника и архитектора Л.Р.Сологуба, к которому приложена фотография, где её отец снят вместе с Ларионовым. И отдельно хотелось бы отметить наличие в фонде рукописей материалов о Пикассо, интерес к творчеству которого был характерен для художественной интеллигенции начала XX века: помимо упоминавшейся монографии Кульбина, это и письмо Ле-Дантю о значении Пикассо для современного искусства (фонд Лешковой), и черновые записи В.А.Власова о Пискассо (фонд Власова), и переписанная из «Cahiers d’art» статья Христиана Цервоса «Беседа о Пикассо» (фонд Юдина) и рукопись Редько о нём (фонд Редько).

Архивные документы по истории авангарда, хранящиеся в фонде ру­кописей Русского музея, дополненные фотографическими и печатными материалами, в совокупности представляют собой интереснейшие страницы истории этого яркого и неоднородного явления, охватившего в первой трети XX века все сферы русской художественной культуры: изобразительное искусство, литературу, музыку и театр.

С конца 1980-х архивные документы деятелей авангарда наряду с произведениями живописи, скульптуры, графики постоянно экспонируются на многочисленных выставках ГРМ, среди них – «П.Н.Филонов» (1988), «К.Малевич» (ноябрь–декабрь 1988), «В.В.Кандинский» (открылась в сентябре 1989), «П.А.Мансуров и петроградский авангард» (конец 1995–1996), «“Музей в музее” (Музей художественной культуры)» (март 1998), «Шёнберг и его круг (Арнольд Шёнберг и художники русского авангарда)» (8 июля – 30 сентября 1999), «Казимир Малевич в Русском музее» (30 ноября 2000 – 1 марта 2001), «В круге Малевича. Соратники, ученики, последователи в России 1920–1950-х» (30 ноября 2000 – 26 марта 2001), «Русский футуризм и Давид Бурлюк, “отец русского футуризма”» (21 июня – 28 августа 2000), «Наталия Гончарова. Годы в России» (25 апреля – 14 июля 2002), «Вольдемарс Матвейс в Петербурге» (14 октября – 15 ноября 2004), «Архитектура: ad marginem» (12 марта – 14 апреля 2007), «Объединение “Круг художников”. 1926–1932» (28 июня – 10 декабря 2007), «Вера Ермолаева. 1893–1937» (7 августа – 2 октября 2008), «Пётр Кончаловский (1876–1956). К эволюции русского авангарда» (27 марта – 27 июня 2010).

Литература:
  • Литература: Письма В.В.Кандинского Н.И.Кульбину. Публ. Е.Ф.Ковтуна // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1980. Л., 1981; А.А.Стригалёв; П.М.Кондратьев. Письмо Е.Ф.Ковтуну. 23 мая 1970 // Филонов и его школа. [Каталог выставки в Городском Кунстхалле, Дюссельдорф]. 1990; Документы. Петроградский музей художественной культуры (№15, 31). Русский музей. Отделение новейших течений (№35–43) // Музей в музее; Илья Зданевич. О Футуризме. Публ. Г.Марушиной // Вопросы искусствознания. М., 1998; Г.Издебская-Причард. Владимир Алексеевич Издебский на родине и в изгнании // Государственный Русский музей. Страницы истории отечественного искусства. Вторая половина XIX – начало XX века. Вып.7. СПб., 1999; Письма Малевича. Документы. Современники о Малевиче // Казимир Малевич в Русском музее. Науч. рук. Е.Петрова. Предисл. В.Гусева. СПб., 2000; Филонов. Дневники.;

Автор статьи: Г.А.Марушина