МЖК (Музей живописной культуры)

Москва, ул. Волхонка, 14, кв.10 (до 1921), ул. Поварская, 52 (1922–1923), ул. Рождественка, 11 (1924–1926), Новая площадь, 3/4 (1928–1929).

Создан в 1919 «с целью устройства в Москве показательно-педагогического художественного музея современного искусства» (РГАЛИ. Ф.664. Оп.1. Ед. хр.8. Л. 24). Заведовали музеем В.В.Кандинский (1919–1920), А.М.Родченко (1920–1922), П.В.Вильямс (1922–1923), Л.Я.Вайнер (с 1923).

Московский Музей живописной культуры (как и петроградский Музей художественной культуры; см.: МХК), в отличие от традиционных музеев, был организован художниками, что первоначально вызвало определённый конфликт с музейными деятелями (Н.Н.Пунин. В Москве // Искусство коммуны. 1919. 4 февраля). Задачей нового музея было создание документированной истории развития художественной культуры, то есть показ эволюции формального и художественного языка.

Экспозиция МЖК с произведениями А.Д.Древина, В.Е.Татлина, Д.Д.Бурлюка, А.В.Шевченко. 1928
Экспозиция МЖК с произведениями К.С.Малевича, И.В.Клюна, Л.С.Поповой, О.В.Розановой. 1928
0 / 0

Об идее создания музея современного искусства говорил ещё в 1912 И.С.Школьник в своей статье «Музей современного искусства» в первом сборнике «Союза молодёжи» (1912. Апрель. С.18–20). 5 декабря 1918 на заседании Комиссии по организации музея при Отделе Изо НКП было принято решение, что называться он должен «Музей живописной культуры», «ибо такое название точно определяет характер организуемого музея». Также было решено сделать первое приобретение (две картины О.В.Розановой из собрания Л.И.Жевержеева) и составлен «Список художников, произведения которых были намечены для закупки» в музей (Искусство коммуны. 1918. №2. 15 декабря. Цит. по: 15 лет. С.124–125).

В «Списке» из 142 художников первыми десятью оказались авангардисты К.С.Малевич, В.Е.Татлин, Р.Р.Фальк, А.В.Лентулов, П.В.Кузнецов, Н.А.Певзнер, В.В.Рождественский, А.В.Куприн. Хотя в списке преобладали левые, но в него вошли и реалисты-классики А.Е.Архипов, В.Н.Бакшеев, Б.М.Кустодиев, Е.Е.Лансере, Н.К.Рерих (цит. по: 15 лет. С.125–126). Одной из первых закупок стал «Чёрный квадрат» Малевича (1915. ГТГ). О принципах создания музея высказывались С.И.Дымшиц-Толстая и Татлин (РГАЛИ. Ф.665. Ед.хр.31. Л. 1).

11 февраля 1919 в Петрограде во Дворце искусств (б. Зимний дворец) состоялась Музейная конференция, на которой по инициативе художников «левого блока» было принято принципиальное решение о создании музея нового искусства и ряд положений, ставших основой организации МЖК. С докладами выступали А.В.Луначарский, О.М.Брик, Н.Н.Пунин. А.В.Грищенко сделал доклад «Музей живописной культуры» (Искусство коммуны. 1919. №11. Февраль; Изобразительное искусство. 1919. №1). В докладе Кандинского (Музей живописной культуры // Художественная жизнь. 1920. №2. С.18–20) говорилось, что МЖК «отмечает историческое развитие живописи с точки зрения превращения материала <...> в чисто живописное явление. <...> музей <...> является необходимым для масс, которые до сих пор ни в одной стране не имели собрания, могущего открыть им путь в эту область живописи, без которой полное понимание искусства немыслимо». Кандинский считал необходимым создать при музее «отделение экспериментальной техники живописи», куда должны входить «опыты, начиная с формальной конструкции вплоть до техники в самом специальном смысле слова, то есть кончая самыми разными опытами грунта» и применения «сырого материала – фактуры».

В конце марта 1919 Брик инициировал обсуждение вопроса об МЖК в Ноживе (Степанова 1994. С.84).

В комиссию по организации МЖК, работавшую с 1918, в апреле–мае 1919 входили А.Д.Древин, Кандинский (председатель), Кузнецов, Родченко, Фальк; с июня 1919 она именовалась Музейной комиссией. Также была создана Контактная комиссия, которая должна была способствовать включению в состав МЖК европейских художников из национализированных коллекций С.И.Щукина и И.А.Морозова, однако этому сопротивлялись как хранители этих коллекций, так и организаторы МЖК. Например, Родченко, чьё мнение записала в дневнике Степанова, считал, что нельзя «смешивать французскую живописную культуру с русской, так как русская живопись идёт своим собственным путём <...> наша живопись настолько разнится от Запада, что сваливать в одну кучу и бездарно, и грешно. <...> западная живопись станкова по существу и синтетична, русская живопись – декоративна и аналитична. <...> План устройства Музея живописной культуры я мыслю так: Икона. Вывески. Лубок. Импрессионизм Футуризм. Кубизм. Орфеизм. Супрематизм. Беспредметное творчество. <...> считаю, что установление этапов культуры живописи должно быть не по направлению живописи, а по выставочным организациям и группировкам <...> музей должен делиться на отделы: <...>“Мир искусства”(Сарьян, Сапунов, Кузнецов, Якулов, Лентулов). “Ослиный хвост” и “Мишень” (Ларионов, Гончарова, Зданевич, Ле-Дантю, Барт). Примитивизм (Шевченко). Цветодинамос (Грищенко). Экспрессионизм (Кандинский). “Бубновый валет” (Машков, Кончаловский, Рождественский, Куприн, Фальк). Супрематизм (Попова, Малевич, Клюн, Меньков, Удальцова, Древин). Беспредметное искусство (Розанова, Родченко, Татлин)» (Степанова 1994. С.84–86).

На протяжении осени Музейная комиссия продолжала обсуждение закупок и других организационных вопросов.

МЖК был открыт между 1 июня и 16 сентября 1920 и расположился во временном помещении Музейного бюро на Волхонке, 14, кв. 8. Работал ежедневно. Развеска закончилась только к 1 июня 1920. Первоначальное название – «Музей живописной и пластической культуры».

Кандинский заведовал МЖК с июня 1919 до середины декабря 1920. С 5 сентября 1920 cекретарём МЖК была Н.Н.Кандинская, жена художника. С ноября 1919 по март 1921 он же возглавлял закупочную комиссию при Музейном бюро при Отделе Изо НКП. Организация закупок оставляла желать лучшего, условия работы были ужасающими. О недовольстве и даже скандальных ситуациях среди художников по поводу закупок записала в дневнике Степанова (Степанова 1994. С.72). С мая 1919 по май 1920 Музейная комиссия закупила для МЖК 129 произведений.

17 декабря 1920 Кандинский сложил с себя полномочия заведующего, и новым руководителем был назначен Родченко.

В марте 1921 была утверждена новая развеска на Волхонке, но в кв. 10 (согласно переписке Родченко, помещение принадлежало Инхуку). Как отмечал А.А.Сидоров, экспозиция напоминала обычную выставку левых течений (А.А.Сидоров. Музей живописной культуры // Творчество. 1921. №4–6. Апрель–июнь. С.49). Эта развеска просуществовала до июня 1921, когда её разобрали и картины сложили обратно в Музейное бюро. Как сообщал Родченко, произведения переносили с места на место шесть раз (ГАРФ. Ф.А-2306. Оп.23. Д.58. Л. 31).

Л.С.Попова работала над концепцией Отдела новейшей русской живописи МЖК в Инхуке (1921). Она составила объяснительный текст к экспозиции, а по воскресеньям было решено проводить лекции с привлечением художников-авангардистов. Воскресные объяснения обычно проводил Н.М.Тарабукин.

Малевич также стоял у истоков МЖК. В своей статье «Наши задачи» одной из целей он ставил «основание музея центрального современного творчества в Москве» (Изобразительное искусство. 1919. №1. С.27). В другой статье («Ось цвета и объёма») Малевич намечает состав будущего музея: «Кубизм, футуризм, симультанизм, супрематизм, беспредметное творчество, скульптурный объём как чистая форма, объёмы, рельефы, кубизм, футуристический динамизм объёма» (Изобразительное искусство. 1919. №1. С.30).

В мае 1922, после настойчивых хлопот Родченко, МЖК было предоставлено небольшое помещение в бывшем Дворце искусств на Поварской, 52.

7 июля 1922 заведующим МЖК становится Вильямс, а секретарём – Н.О.Коган. 15 октября 1922 для посетителей открывается новая экспозиция музея. Создаётся библиотека, организуется Совет музея, в который вошли Вильямс, П.С.Коган, С.Б.Никритин, А.Г.Тышлер, Н.А.Удальцова, а позднее – Вайнер, А.А.Лабас, П.В.Митурич, Малевич.

В 1922–1923 в помещении МЖК проходят выставки: проекционистов (22 декабря 1922), персональные (25 лет деятельности) Малевича и А.А.Борисова, состоялся также просмотр работ Митурича. Делаются доклады (Малевич, Борисов, Никритин).

В июле 1923 заведующим становится Вайнер, Вильямс – его заместителем, а председателем Совета музея – Никритин.

В январе 1924 МЖК объединяют с Третьяковской галереей. С лета 1924 МЖК переезжает в левое крыло здания Вхутемаса по адресу Рождественка, 11. Здесь открывается наиболее развёрнутая из всех предыдущих экспозиция. Она подробно описана П.П.Перцовым. Автор называет МЖК музеем «художественной» или «живописной» культуры. «На плакате при входе сказано: музей “демонстрирует методы современной живописи и показательное собрание художественных произведений различных современных течений в плане художественной культуры”. Музей состоит из шести зал. В первых трёх (А, В, С) размещена так называемая “объёмная” группа, в последних трёх – “плоскостная” (D, E, F)». В зале А располагались бубновалетцы И.И.Машков (4 работы), П.П.Кончаловский (3) и Куприн (6) – «старшее поколение модернистов».

В зале В находились картины В.Рождественского (5; «динамическое начало»; здесь и далее цитируются стенные надписи), Фалька (4; «освобождение формы от случайностей»), Лентулова (5; «освобождение конструкции предмета, сдвиг плоскостей»), А.А.Осмёркина (2; «произвольная интерпретация образов действительности»). «В той же комнате ещё две работы Кончаловского».

В зале С – работы А.А.Экстер (2), Певзнера (2), Поповой (2), Удальцовой (4), Малевича (3).

В зале D – работы Кузнецова (4), «кубиста Шевченко» (5); в картинах Гончаровой (5) ставится цель – «дать живописную сущность вещей».

В зале Е – работы «теоретика новых течений» Грищенко, Д.П.Штеренберга (6), М.Ф.Ларионова (3; «преобладает орнаментальный дух»), Древина (3; «форма условна»), Н.И.Альтмана (1) и В.М.Стржеминского (1).

В зале F – работы «старейшего из русских модернистов» Кандинского (6), Малевича (6), Клюна (2; «цвет как самоцель»), Родченко (5), Розановой (3) и Татлина (1).

«Весьма уместным дополнением выставки является – очень небольшой, к сожалению – “Отдел формально-­теоретический”. Здесь помещены исследовательские работы Клюна по цвету, свету, форме и фактуре» (П.Перцов. Художественные музеи Москвы. Путеводитель. М.–Л., 1925. С.81–88).

В 1924–1925 в МЖК состоялись «Посмертная выставка Л.С.Поповой», первая выставка ОCта и выставка «Левые течения в русской живописи за 15 лет». Последняя была открыта 13 сентября 1925 (каталог не издан).

В 1926 МЖК переходит в ведение Музейного отдела Главнауки (РГАЛИ. Ф.664. Оп.1. Ед. хр.10. Л. 39). В августе–сентябре 1926 МЖК переводят в бывшее помещение Музея Ars Asiatica (Рождественка, 11), где проходят третья и четвёртая выставки ОСта.

В 1928 МЖК становится филиалом Третьяковской галереи и 26 августа закрывается в связи с переездом в Политехнический музей (Новая площадь, 3/4). 22 декабря 1928 было принято решение о ликвидации МЖК, летом 1928 обсуждался возможный переезд в другое помещение или даже в другой город (РГАЛИ. Ф.664. Оп.1. Ед. хр.11. Л. 204). В начале 1929 фонды МЖК разделили: бóльшая часть осталась в Третьяковской галерее, остальное направили для передачи в региональные музеи, для обмена с Русским музеем, для возвращения авторам и для продажи (РГАЛИ. Ф.664. Оп.1. Ед. хр.13. Л. 3–23, 56). МЖК был ликвидирован.

Литература:
  • Обзоры последней московской выставки «Мира искусства» и авангардных работ Музея живописной культуры // Творчество. 1921. №4–6;
  • А.Д.Сарабьянов. [Вступ. статья] // Неизвестный русский авангард 1992;
  • С.Джафарова. Музей живописной культуры // Великая утопия;
  • Татьяна Перцева. Музей живописной культуры // Русская галерея. 1/1999;
  • Н.Автономова. К истории приобретений произведений К.С.Малевича в российские музеи в 1919–1921 // Русский авангард. Проблемы репрезентации и интерпретации. СПб., 2001.;

Архивы:
  • РГАЛИ.Ф.664.665;
  • ОР ГТГ.Ф.8 II. IV;

Автор статьи: А.Д.Сарабьянов