Иконописных подлинников и лубков выставка («Выставка иконописных подлинников и лубков»)

Москва. Художественный салон на Большой Дмитровке, 11. 1913

Издан каталог: Выставка иконописных подлинников и лубков, организованная М.Ф.Ларионовым. М., 1913.

Выставка открылась в марте 1913, одновременно с выставкой «Мишень» и через месяц после Первой выставки лубков, устроенной Н.Д.Виноградовым в МУЖВЗ.

О том, какое значение придавал М.Ф.Ларионов этому виду творчества, свидетельствует тот факт, что текст, написанный им для каталога предыдущей выставки народных картинок, художник повторил снова. Для своей версии выставки лубка он взял у Виноградова те же китайские картинки, которые были вывешены на 1-й выставке в МУЖВЗ. Характерно, что в каталоге выставки «Мишень» Ларионов написал: «К живописцу может быть предъявлено требование в совершенстве владеть всеми существующими трактовками (традиция здесь играет очень важную роль) и работать по законам живописи, имея внешнюю жизнь только побудителем. Китайские художники допускаются к экзамену после того, как научатся владеть [кистью] настолько хорошо, что мазки, наложенные тушью на двух прозрачных одинаковой величины листках бумаги, совпадают при наложении одного листка на другой, из этого видно, насколько нужно тонко развить глаз и руку» (М.Ларионов. Лучистая живопись // Ослиный хвост и Мишень, 1913. С.94–95).

В каталоге выставки в поддержку позиции Ларионова высказалась и Н.С.Гончарова, акцентировавшая значимость традиционного восточного искусства: «Во все времена, – писала она, – Запад Европы в своих лучших проявлениях исходил прямо или косвенно от Востока, так было в религии (Библия и Евангелие) и в искусстве (архаическая Греция и византинизм), и всё же оставалась большая разница, коренившаяся в самом духе народов Востока. В большей цивилизованности первых и большей культурности глубин духа и близости к природе вторых. В большей любви жителя Востока, в том числе и славянина, в понимании окружающего мира и декоративности в его передаче, будь то в поэзии (“Тысяча и одна ночь”) или в живописи – персидские или индусские миниатюры, китайские, индусские, русские, персидские и прочие лубки или скульптуры, как то: русские каменные бабы, индусские скульптуры – все эти произведения, до японских гравюр включительно, не копируют природу, не улучшают её, а воссоздают; следствием этого воссоздания является изумительная монументальность в явлении самых характерных деталей, жизненность».

Русский отдел выставки Ларионова был весьма значительным. Недаром он ввёл в название выставки термин «иконописные подлинники», имея в виду бумажные трафареты образов с дырочками вдоль каждой линии для переноса контуров на левкас или гравёрную доску с помощью угольной пыли. (Подобные канонические «подлинники», как и созданные с их помощью лубочные иконы, напечатанные на бумаге, сохранились в архиве Виноградова). Однако профессиональный, а не только этнографический интерес мастеров авангарда к традиционному и каноническому искусству не разделяло большинство современников. С особенно злобными нападками на Ларионова в связи с концепциями выставок лубка 1913 выступал популярный московский журналист В.А.Гиляровский (Дядя Гиляй. «Мишень» // Голос Москвы. 1913. 27 марта).

Литература:
  • С.Мамонтов. Выставка лубков // Русское слово. 1913. 21 февраля. №43;
  • Я.А.Тугендхольд. Московские выставки // Аполлон. 1913. №3;
  • Е.Б.Овсянникова. Из истории первых выставок лубка // Советское искусствознание. Вып.20. М., 1986;
  • Е.Б.Овсянникова. «Работа была весьма интересная» Николай Дмитриевич Виноградов // Краеведы Москвы. Вып.1. М., 1991.;

Автор статьи: Е.Б.Овсянникова