Этот привычный сегодня термин французского происхождения имеет долгую историю. Первоначально он употреблялся в военном деле и по отношению к политическим событиям. Французский критик Теодор Дюре в 1885 попытался перенести его в художественную критику. Попытка не удалась, и вскоре о ней забыли. Развитие французской, и в частности парижской, живописи логично шло в 1910-е – 1930-е от стиля к стилю, от «изма» к «изму» – фовизм, кубизм, футуризм, сюрреализм – и в другой терминологии не нуждалось. В 1939 американский критик Клемент Гринберг в статье «Авангард и китч» употребил термин «авангард» как синоним понятия «модернизм» (М.А.Бессонова. Можно ли обойтись без термина «авангард» // Искусствознание. 2/98). В середине 1950-х французский критик Мишель Сёфор использует термин в отношении русского искусства начала ХХ века (L’œil. 1955. Lausanne. 11 novembre). С этого времени термин «авангард» получил широкое распространение в европейском и американском искусствознании и критике.

В русском искусстве первым обобщающим новый художественный опыт термином стал «кубофутуризм». После «Последней футуристической выставки картин 0,10» группа художников вслед за К.С.Малевичем определяет направление своей работы как супрематизм. Параллельно постепенно утверждаются термины «левое искусство» и «беспредметное искусство», а в 1920-е – «конструктивизм».

Весьма быстро – к середине 1910-х – происходит отделение этих новых устремлений от фовизма, сезаннизма, примитивизма.

В Москве 1920-х наиболее популярен термин «левое искусство», обретший социальный революционный смысл.

С начала 1930-х все проявления «левизны» объявляют формализмом и искусством, чуждым социалистическому обществу. Работы художников, сегодня считающихся авангардистами, к 1936 исчезают из экспозиций музеев. Но в середине 1960-х снова возникает интерес к авангарду. Постепенно алогизм, кубофутуризм, супрематизм, конструктивизм, аналитическое искусство школы П.Н.Филонова и органическое движение школы М.В.Матюшина осознаются как этапы единого художественного процесса, который начинают определять как русский авангард.

Особую роль в утверждении этого термина сыграл чешский журнал «Výtvarné umění» в 1966–1967.

Автор статьи: В.И.Ракитин, А.Д.Сарабьянов