ЛОЗОВИК Луи

Художник, критик, знаток авангарда

Так же, как и Альфред Барр, Макс Истмен, Фриц Карпфен и Рене Фюлёп-Миллер, Луи Лозовик сыграл значительную роль в пропаганде советской культуры на Западе, особенно в первые послереволюционные годы, в частности, он активно содействовал продвижению супрематизма и конструктивизма. Ключевые разделы и главы своей фундаментальной монографии «Современное русское искусство» (1925) Лозовик посвятил творчеству К.С.Малевича и А.М.Родченко.

Родился в маленьком еврейском местечке Людвиновка к югу от Киева, в 1904–1906 учился в КХУ. В 1906 эмигрировал в США, поселился в Нью-Йорке, где продолжил учёбу в Национальной академии дизайна. В 1918 окончил университет штата Огайо, год отслужил в армии в военно-медицинском корпусе. В Америке почти сразу получил известность как художник, проявляющий особый интерес к литографии и стилю, известному как американский прецизионизм (пресижинизм).

Приверженец и последователь радикальных политических взглядов, Лозовик приветствовал Октябрьскую революцию и принял её культуру, а в 1922 приехал Москву для знакомства с новейшими тенденциями в искусстве. Во время своего визита встречался с Малевичем, В.Э.Мейерхольдом, Д.П.Штеренбергом и В.Е.Татлиным. В конце того же года посетил Первую русскую художественную выставку в Берлине. Лозовик интересовался не только самой практикой авангарда, но изучал его теорию, читал критические статьи и рецензии в журналах, таких как «Искусство коммуны», штудировал трактаты Б.И.Арватова, А.М.Гана, Н.Н.Пунина, Н.М.Тарабукина, изучал выставочные каталоги, документальные фотографии и различные публикации о творческом пути А.А.Экстер, Л.М.Лисицкого, Малевича, Родченко и Татлина. Впоследствии эту информацию, почерпнутую из разнообразных источников, он широко использовал при написании своих исследовательских обзоров о состоянии современного русского искусства. Написал эссе о творчестве Н.И.Альтмана, М.З.Шагала, Экстер, Лисицкого, А.Я.Таирова и других мастеров авангарда. Все его творения были опубликованы в популярных европейских и американских журналах (в таких как международный журнал искусств «Щётки» («Broom») и журнал-ежемесячник «Театральное искусство» («Theatre Arts Monthly»).

Лозовик был хорошо знаком с европейским модернизмом и, приезжая в Нью-Йорк, Париж или Берлин, наблюдая и изучая движение русского авангарда в международном контексте, следил за развитием творчества в России и в эмиграции таких радикальных художников, как Шагал, В.В.Кандинский, И.М.Зданевич, сравнивая и противопоставляя супрематизм и конструктивизм, например, с дадаизмом и сюрреализмом.

В 1927 вновь приезжает в Москву и сразу понимает, что стиль конструктивизма замещается новым художественным течением – реализмом, однако Лозовик продолжает искать и находить оригинальных талантливых художников. Среди них были члены художественного объединения ОСт, он оказывал поддержку А.А.Дейнеке, Ю.И.Пименову, А.Г.Тышлеру, отдавая должное схожести их техники с немецким экспрессионизмом и «новой вещественностью», ему удаётся собрать воедино огромный фотоархив их работ. В январе 1928 Лозовик создаёт свою «экспозицию одного художника» в ГМНЗИ и летом того же года возвращается в Нью-Йорк.

В дальнейшем все силы, энергию и энтузиазм посвящает собственному искусству и литературной работе. Любителем, ценителем и знатоком русского авангарда Лозовик оставался до конца жизни и время от времени давал ценнейшие советы, в том числе Камилле Грей во время её работы над монументальной монографией «Великий эксперимент: русское искусство. 1863–1922» (1962).

Литература:
  • Б.Терновец. Под знаменем Джона Рида // Бригада художников. 1932. №3 (10);
  • К истории международных связей Государственного музея нового западного искусства. 1922–1939. Под ред. И.Е.Даниловой. М., 1978.;

Автор статьи: