ЛАРИОНОВ Михаил Фёдорович

Живописец, график, художник театра. Один из главных лидеров русского авангарда. Создатель лучизма

Родился в семье военного врача. В 1898 поступил в МУЖВЗ, учился у В.А.Серова и К.А.Коровина, окончил училище в 1910. В период обучения был «возмутителем спокойствия» и лидером художественной молодёжи. В 1900 познакомился в училище с Н.С.Гончаровой, своей единомышленницей в искусстве, ставшей его женой. В начале 1900-х летние месяцы проводил в доме своего деда в Тирасполе, активно занимаясь живописью. В ранние годы Ларионов работал в импрессионистической манере, отчасти близкой к пуантилизму «Союза русских художников». Отправной точкой для его исканий послужила живопись позднего импрессионизма и постимпрессионистическая живопись с развитой живописной фактурой. С характерными её особенностями Ларионов знакомился по произведениям позднего Клода Моне из цикла «Руанский собор» и другим полотнам в коллекции С.И.Щукина в Москве. На Ларионова также оказало влияние творчество Жоржа Сёра (оно заметно в картине «Ресторан на берегу моря» (1905–1906. Коллекция Б.А.Денисова) и других французских художников. Из наследия мастеров русской школы молодому Ларионову была особенно близка живопись В.Э.Борисова-Мусатова.

В Тирасполе им были созданы полотна из серии «Сад» («Сад весной (Весенний пейзаж)» (1904. ГМИИ РТ), «Сад» (1904. ГРМ) и др. Непосредственным восприятием натуры навеяны «Розовый куст после дождя» (1904. ГРМ), «Верхушки акаций» (1904. ГРМ). Цельность воплощения замысла и живописное мастерство проявились в «Рыбах при заходящем солнце» (1904–1905. ГРМ) и этюдах и картинах середины 1900-х с изображением купальщиц («Купальщицы». 1905–1906. ГТГ) и других. Сам Ларионов впоследствии сформулировал своё творческое кредо так: «Не пленэр, а жизнь снаружи».

М.Ф.Ларионов. Цветущий сад. 1920-е.Холст, масло. 71×81. Частная коллекция
М.Ф.Ларионов. Цирковая танцовщица. 1911.Холст, масло. 105×73,5. ОМИИ
М.Ф.Ларионов. Отдыхающий солдат. 1911. Холст, масло. 119×122. ГТГ
М.Ф.Ларионов. Курящий солдат.1911. Холст, масло. 100×72,7. ГТГ
0 / 0

В 1906 Ларионов по приглашению С.П.Дягилева вместе с другими русскими художниками совершил поездку в Париж, где принял участие в русской экспозиции Осеннего салона. Находясь в Париже, он внимательно изучал живопись постимпрессионистов – Сезанна, Ван Гога, Гогена. Ларионову также удалось на короткое время выехать в Лондон, где он увидел живописные работы Уильяма Тёрнера, которые произвели на него неизгладимое впечатление.

После возвращения в Москву в творчестве Ларионова начался новый этап. Художник стремился в своей живописи обобщить и синтезировать богатые впечатления от колоритной природы юга России (Тирасполя и Одессы), свои наблюдения над жизнью русской провинции с переосмысленными им достижениями постимпрессионистов и опытом зарождавшихся в тот же период фовизма и экспрессионизма. Во второй половине 1900-х он создал в Тирасполе ряд великолепных натюрмортов, свойственные жанру камерность и классичность органично сочетались в них с весьма изысканно разработанной цветовоздушной средой и тихим лиризмом в изображении плодов земли, цветов и окружающих человека повседневных предметов: «Натюрморт с колодой» (1907. ГТГ), «Натюрморт с грушами» (1907–1908. ГРМ), «Натюрморт с подносом и раком» (1907–1909. Музей Людвига, Кёльн), «Камбала» (1908–1909. Частная коллекция) и другие.

Примитивистский период творчества Ларионова (так его назвал И.М.Зданевич в 1913) длился с 1907 по 1912. Начинался он с серий «прогулок», изображения «бульварных» сцен колоритной жизни южных провинциальных городов, франтов и франтих. В пейзаже «Площадь провинциального города» (1907–1908. ГТГ) проявился уже подлинный, «взрослый» Ларионов, вполне достигший творческой зрелости. В «Прогулке в провинциальном городе» (1907–1909. ГТГ) среди персонажей пробегает свинья – и это не только юмор, но и характерный для Ларионова приём снижения. Вслед за «провинциальной» последовала серия «парикмахерских» картин, длившаяся до начала 1910-х. В ней Ларионов воспроизводил стиль и приёмы провинциальных вывесок: «Мужской парикмахер» (1908–1909. ГРМ), «Офицерский парикмахер» (1908–1909. Частная коллекция).

В декабре 1907 Ларионов совместно с Д.Д.Бурлюком организовал в Москве выставку картин «Стефанос» («Венок»). В последующие два года он сотрудничал с редакцией «Золотого руна» и принял участие во всех трёх выставках журнала: (1-й салон «Золотого руна». Апрель 1908; 2-я выставка картин «Золотого руна». Январь 1909; 3-я выставка картин «Золотого руна». Декабрь 1909).

В 1910 Ларионов, получив диплом и звание художника, начал отбывать воинскую повинность вольноопределяющимся (его воинская служба с перерывами включала в себя несколько лагерных сборов в 1910–1912). Впечатления от военной службы отразились в «солдатской» серии картин. Произведения из этой серии получили впоследствии большую известность: «Утро в казармах» (1910. ГТГ), «Залп» (1910. Центр Помпиду, Париж), «Курящий солдат» (1911. ГТГ), «Отдыхающий солдат» (1911–1912. ГТГ). Ларионов широко использовал в своих картинах элементы народного искусства – лубка, иконы, вывески, детского и народного рисунка и других источников, вплоть до жестяной таблички с указанием номера воинской части в «Солдате верхом» (1911–1912. Галерея Тейт, Лондон). Художник последовательно стирал границы между высоким искусством и проявлениями жизни, которые не было принято считать искусством. Ларионов вводил в картину надписи, заборные рисунки, изобразив даже пьяные выкрики персонажей в «Солдатах» (1911–1912. Музей искусств, Лос-Анджелес). Параллельно с движением от серии к серии нарастала и живописная изощрённость его произведений. Разнообразие и особую эпатажность приёмов искусства Ларионова примитивистского периода правомерно сближают с лубочным искусством и – шире – с народной смеховой культурой.

В начале 1910-х вокруг Ларионова в Москве сформировался круг молодых ищущих художников. Ларионов выступил инициатором и вместе с П.П.Кончаловским, А.В.Лентуловым, И.И.Машковым организатором выставки новой живописи «Бубновый валет», состоявшейся зимой 1910–1911. Уже в 1911 проявились непримиримые разногласия между Ларионовым и группой художников во главе с Кончаловским, создавшими официальное художественное общество «Бубновый валет». Весной 1912 Ларионов организовал выставку «Ослиный хвост», в которой приняли участие также Гончарова, М.В.Ле-Дантю, А.В.Шевченко, К.С.Малевич, В.Е.Татлин и другие живописцы. Весной 1913 в Москве открылась третья из выставок Ларионова – «Мишень». В её экспозиции он продемонстрировал созданные в 1912 произведения «современного примитива» – четыре полотна серии «Времена года» и работы из серии «Венер» – «Еврейскую Венеру» (1912. ЕМИИ), «Венера и Михаил» (1912. ГРМ), а также свои лучистские полотна.

Эти выставки стали вехами в истории искусства русского авангарда, обозначив последовательное движение Ларионова и сформировавшегося вокруг него круга художников от примитивизма к лучизму – разработанной Ларионовым системе беспредметной живописи. В манере лучизма Ларионов работал с 1912 по 1914, последовательно продвигаясь от «реалистического» лучизма, в котором ещё присутствовали очертания предметного мира («Стекло». 1912. Музей Гуггенхайма, Нью-Йорк), «Лучистые колбаса и скумбрия» (1912. Музей Людвига, Кёльн), к беспредметному лучизму. Для последнего характерны повышенное внимание к живописности и фактуре произведения и введение в живопись знаков – нот, точек, крестов, как в «Солнечном дне» (1913–1914. Центр Помпиду, Париж), «Лучизме» (1913–1914. Башкирский художественный музей, Уфа) и др.

Разнообразные новаторские приёмы своего искусства Ларионов использовал в работе над оформлением в 1912–1913 литографированных сборников футуристической поэзии: «Старинная любовь», «Полуживой», «Помада» А.Е.Кручёных, «Мiрсконца» Кручёных и В.В.Хлебникова, «Le Futur» Антона Лотова (псевдоним К.А.Большакова). Интерес художника к последним проявлениям современной жизни, стремление участвовать в них и самому её формировать отразился в попытках ввести в широкий обиход футуристический грим – в 1913 Ларионов и И.М.Зданевич опубликовали манифест «Почему мы раскрашиваемся». Также в январе 1914 Ларионов, Гончарова и кинопродюсер В.П.Касьянов поставили фильм «Драма в кабаре футуристов №13» (фильм не сохранился).

В 1914 Ларионов организовал в Москве очередную выставку живописи – «№4. Футуристы, лучисты, примитив». В мае вместе с автором декораций Гончаровой выехал в Париж на премьеру осуществлённой Дягилевым постановки «Золотого петушка» на музыку Н.А.Римского-Корсакова. В июне 1914 в Галерее Поля Гийома в Париже открылась выставка произведений Гончаровой и Ларионова. В экспозиции были представлены произведения примитивистского и лучистского периода творчества художника, в том числе некоторые его «пневмолучистские» полотна. Предисловие к каталогу выставки написал выдающийся поэт и художественный критик Гийом Аполлинер, в своей статье он высоко оценил лучистские поиски Ларионова и подчеркнул их актуальность и важность для современного этапа европейского искусства.

После начала Первой мировой войны Ларионов вернулся в Россию, был призван в армию, в сентябре 1914 участвовал в военных действиях в Восточной Пруссии, после контузии из армии был демобилизован. В 1915 участвовал в «Выставке живописи 1915 год» в Москве, представив свою оригинальную кинетическую композицию «Лучист». В том же году Ларионов и Гончарова приняли предложение Дягилева постоянно работать в европейских постановках его «Русского балета» и выехали за пределы России, вскоре соединившись с рабочей группой Дягилева в Швейцарии. С 1917 и до конца жизни они проживали в Париже. В зарубежный период творчества Ларионов выступал как театральный декоратор и впоследствии сценограф. Среди наиболее известных его работ – оформление балета «Полнощное солнце» (1915) на музыку Римского-Корсакова, цикла «Русские сказки» (1916–1917) А.К.Лядова, постановки «Шут» (1921) на музыку С.С.Прокофьева, «Байка про лису» (1922, возобновлена в 1929) И.Ф.Стравинского. В 1920 Ларионов проиллюстрировал издание поэмы А.А.Блока «Двенадцать» и в 1922 после встречи с В.В.Маяковским в Париже – его «Солнце» («Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским на даче»).

Живописная активность Ларионова в поздний период значительно снизилась, он создал ряд превосходных, светоносных и тончайших по разработке цветовых нюансов картин – как, например, «Натюрморт с лимоном» (1930-е. ГРМ), – но, как правило, эти произведения были связаны с темами ещё московского периода жизни и творчества. В 1948 «лучистые» произведения Ларионова были показаны на выставке в Париже, и это послужило началом возрождения интереса к творчеству художника. С течением времени известность, престиж его искусства всё более возрастали.

Роль Ларионова в новейшей истории искусства ХХ века действительно была выдающейся. В начале 1910-х он одним из первых художников начал создавать беспредметную живопись. До своего отъезда в 1915 на Запад Ларионов был признанным лидером русского художественного авангарда, неутомимым организатором выставок, диспутов и других акций. Творчество Ларионова в разной мере повлияло на Бурлюка, Гончарову, Ле-Дантю, Малевича, С.М.Романовича, Шевченко, Татлина и др.

Литература:
  • М.Ларионов. Лучизм. М., 1913;
  • Эли Эганбюри [И.М.Зданевич]. Наталия Гончарова – Михаил Ларионов. М., 1913;
  • Н.Н.Пунин. Импрессионистический период в творчестве М.Ф.Ларионова // Материалы по русскому искусству. Т. 1. Л., 1928;
  • Иньшаков 2010;
  • А.Е.Ковалёв. Михаил Ларионов в России. 1881–1915. М., 2005;
  • Е.Ф.Ковтун. Михаил Ларионов. 1881–1964. СПб., 1998;
  • Г.Г.Поспелов. Бубновый валет. М., 1990;
  • Бубновый валет. 2-е изд. М., 2008;
  • Г.Г.Поспелов, Е.А.Илюхина. Михаил Ларионов. Живопись. Графика. Театр. М., 2005;
  • С.М.Романович. О прекраснейшем из искусств. М., 2011;
  • Наталия Гончарова – Михаил Ларионов. Шедевры из парижского наследия. Живопись. М., 1999;
  • W.George. Larionov. Paris, 1966;
  • A.Parton. Mikhail Larionov and The Russian Avant-Garde. London-New York, 1993.;

Архивы:
  • ОР ГТГ. Ф.180.;

Автор статьи: А.Н.Иньшаков